Системное воспалительное заболевание соединительной ткани с преимущественной локализацией процесса в сердечно-сосудистой системе. Поражает в основном детей и подростков (7—15 лет). Распространенность ревматических пороков сердца 1,4%, преимущественно в старших возрастных группах, а острой ревматической лихорадки — 0,05 на 1000 детского населения.

Этиология и патогенез. Данные клиники, иммунологии и эпидемиологии указывают, что острые формы Р. (острая ревматическая лихорадка) этиологически связаны с β-гемолитическим стрептококком группы А. В то же время у ряда больных с затяжными и непрерывно рецидивирующими формами ревмокардита связь заболевания с активной стрептококковой инфекцией часто не удается установить.

Конкретные механизмы развития Р. не выяснены. Прямое повреждающее влияние стрептококковых продуктов (в частности, стрептолизина S) на миокард не имеет существенного значения. Более вероятно, что антигены стрептококка могут фиксироваться в тканях сердца и суставов и, взаимодействуя с соответствующими антителами, приводят к воспалительному процессу в окружающих структурах (миокардит, эндокардит, артрит). Предполагается, что иммунное воспаление тканей сердца, вызванное прежде всего стрептококком, способствует изменению антигенных свойств некоторых сердечных компонентов, превращает их в аутоантигены и вызывает развитие аутоиммунного процесса. Существует также мнение, что антигены сердца становятся аутоантигенами в результате комплексирования с продуктами стрептококка или вируса.

Некоторые авторы придают определенное значение наличию общих антигенов стрептококка и сердечной мышцы. Однако не удалось доказать, что антитела, индуцированные этими антигенами, способны повреждать сердце.

Очевидно, существенную роль в развитии Р. имеет генетическое предрасположение (существование "ревматических семей"; значительно более высокая заболеваемость Р. однояйцевых близнецов по сравнению с двуяйцевыми; возможность расчета вероятности заболевания Р. второго ребенка в семье, если первый уже болен им). В последние годы отмечена очень высокая частота определенных аллоантигенов В-клеток у больных ревматизмом. У них чаще, чем в общей популяции, встречается также HLA—DR4. В связи с этим не исключено, что различные внешние влияния (в том числе стрептококковая инфекция) являются при Р. своеобразными факторами естественного отбора, при котором из всей популяции поражаются лица с генетическими дефектами (в частности, иммунологическими).

Системный воспалительный процесс при Р. морфологически проявляется в характерных фазовых изменениях соединительной ткани (мукоидное набухание — фибриноидное изменение — фибриноидный некроз) и клеточных реакциях (инфильтрация лимфоцитами и плазмоцитами, образование ашофф-талалаевских гранулем). Указанные клеточные реакции рассматриваются как иммунные нарушения при данном заболевании. Начиная со стадии фибриноидных изменений, полная тканевая репарация невозможна, и процесс завершается склерозированием.

Клиническая картина. В типичных случаях заболевание (особенно первичное) развивается через 1 — 3 нед после перенесенной ангины или (реже) другой инфекции. При повторных атаках этот срок может быть меньшим. У некоторых больных даже первичный Р. возникает через 1—2 дня после охлаждения без какой-либо связи с инфекцией. Рецидивы болезни часто возникают после любых интеркуррентных заболеваний, оперативных вмешательств, физических перегрузок.

Наиболее характерным признаком P., его "основным синдромом", является сочетание острого мигрирующего и полностью обратимого полиартрита крупных суставов с умеренно выраженным кардитом. Как правило, больной может точно указать день начала болезни. В некоторых случаях отмечается короткий, от нескольких часов до суток, продромальный период, характеризующийся общим недомоганием, субфебрилитетом, нерезкими артралгиями.

Обычно начало заболевания острое, бурное, реже подострое. Быстро развивается полиартрит, сопровождающийся ремиттирующей лихорадкой до 38—40°С с суточными колебаниями в 1—2°С и сильными потами, в основном без озноба. Первым симптомом Ревматического полиартрита Является нарастающая острая боль в суставах, усиливающаяся при малейших пассивных и активных движениях и достигающая у нелеченых больных очень резких степеней. К болям быстро присоединяется отечность мягких тканей в области суставов, почти одновременно появляется выпот в суставной полости. Кожа над пораженными суставами горячая на ощупь, резко болезненна при пальпации, объем движений из-за боли крайне ограничен.

Для ревматического полиартрита характерно симметричное поражение крупных суставов — обычно коленных, лучезапястных, голеностопных, локтевых. Типична "летучесть" воспалительных изменений, проявляющаяся быстрым (в течение нескольких дней) обратным развитием ярких явлений артрита в пораженных суставах и столь же быстрым нарастанием симптомов острого артрита в ранее непораженных сочленениях. Полная обратимость процесса — одна из самых главных черт ревматического полиартрита. Все суставные проявления Р. исчезают бесследно; даже без лечения они длятся не более 2—4 нед. При своевременной терапии клинические симптомы ревматического полиартрита могут быть устранены в течение первых суток. Полагают, что при остром Р. полиартрит развивается в 60— 70% случаев.

По мере стихания процесса поражения суставов (реже — с самого начала болезни) на первый план выступают обычно не. столь яркие симптомы ревматического воспалительного поражения сердца, которое считается наиболее частым и у многих больных единственным органным проявлением Р. В процесс могут вовлекаться любые оболочки сердца, по прежде всего миокард. В то же время, вопреки прежним представлениям, Р. не столь редко протекает без явных сердечных изменений. Чем старше больной, первично заболевший P., тем менее тяжело ревматическое поражение сердца (при суммарной оценке больших групп больных).

Ревматический миокардит При отсутствии сопутствующего порока сердца у взрослых протекает, как правило, нетяжело. Жалобы на слабые боли или неприятные ощущения в области сердца, легкую одышку при нагрузках, гораздо реже — на сердцебиения или перебои.

При исследовании области сердца патологии обычно не отмечается. По данным перкуссии и рентгеноскопии сердце нормальных размеров или умеренно увеличено (обычно наблюдается увеличение влево, реже — диффузное расширение). Иногда в первые дни болезни его размеры могут оставаться нормальными, но позже увеличиваются. При аускультации и проведении ФКГ-исследования обнаруживаются удовлетворительная звучность тонов или небольшое приглушение (особенно 1), иногда возникновение III тона, реже IV тона, мягкий мышечный систолический шум на верхушке сердца и проекции митрального клапана. АД нормально или умеренно снижено. Иногда отмечается умеренная тахикардия, несколько превышающая показатель, соответствующий температуре тела больного. Стойкая брадикардия бывает редко.

На ЭКГ отмечается уплощение, уширение и зазубренность зубца Р И комплекса QRS, Реже — удлинение интервала PQ Более 0,2 с. У некоторых больных регистрируются небольшое смещение интервала S—T Книзу от изоэлектрической линии и изменения зубца Т (низкий, реже двухфазный). Иногда наблюдаются экстрасистолы атриовентрикулярная блокада II или III степени, внутрижелудочковая блокада, узловой ритм.

Указанные нарушения проводимости и возбудимости у отдельных больных отражают в действительности не органическое поражение сердца, а изменения функционального состояния его нервного аппарата в связи с повышением тонуса блуждающего нерва. В таких случаях электрокардиографические признаки атриовентрикулярной блокады, экстрасистолий или узлового ритма исчезают после введения атропина или рациональной физической нагрузки.

Недостаточность кровообращения в связи с первичным ревматическим миокардитом развивается в очень редких случаях и в основном практически у детей.

У отдельных больных в детском возрасте встречается так называемый Диффузный ревматический миокардит. Он проявляется бурным воспалением миокарда с его выраженным отеком и нарушением функции.

С самого начала заболевания больные жалуются на выраженную одышку, заставляющую принимать положение ортопноэ, постоянные боли в области сердца, учащенное сердцебиение. Характерны "бледный цианоз" набухание шейных вен. Сердце значительно и диффузно расширено, верхушечный толчок слабый. Тоны сердца приглушены, часто выслушивается четкий III тон (протодиастолический ритм галопа) и отчетливый, но мягкий систолический шум. Пульс частый, слабого наполнения, АД значительно понижено (возможно коллаптоидное состояние). Венозное давление быстро повышается, но с присоединением коллапса также падает. На ЭКГ отмечаются снижение вольтажа всех зубцов, увеличение систолического показателя, уплощение зубца Т, Изменение интервала S — Т, атриовентрикулярная блокада. Очень характерно для диффузного миокардита развитие недостаточности кровообращения: как по левожелудочковому, так и по правожелудочковому типу. Данный вариант ревматического миокардита у взрослых в настоящее время практически не встречается.

Исходом ревматического миокардита при отсутствии активного лечения может быть Миокардитический кардиосклероз, Выраженность которого часто отражает степень распространенности миокардита. Очаговый кардиосклероз Не нарушает функции миокарда. Его единственным симптомом иногда бывают стойкие атриовентрикулярная блокада и экстрасистолия, не купирующаяся при введении атропина. Диффузному миокардитическому кардиосклерозу Свойственны признаки снижения сократительной функции миокарда: ослабление верхушечного толчка, приглушение тонов (особенно 1), систолический шум. После физических нагрузок у таких больных появляются умеренные признаки декомпенсации — пастозность голеней и небольшое увеличение печени. Сочетание миокардитического кардиосклероза с пороками сердца усиливает его отрицательное действие на гемодинамику.

Ревматический эндокардит. Это заболевание у большинства пациентов протекает малосимптомно, поэтому современные ревматологи практически отказались от самостоятельного диагноза эндокардита и в каждом случае активного ревматизма с признаками поражения сердца диагностируют ревмокардит, понимая под этим термином сочетание миокардита и эндокардита. Однако поскольку именно эндокардит является причиной всех ревматических пороков сердца, необходимо тщательно отыскивать его симптомы в многообразной клинической картине ревматизма.

Существенными признаками эндокардита являются четкий систолический шум при достаточнойзвучности тонов и отсутствии симптомов выраженного поражения миокарда. В отличие от шума, связанного с миокардитом, эндокардитический шум бывает более грубым, а иногда имеет музыкальный оттенок. Его звучность возрастает при перемене положения больного или после физической нагрузки. Весьма достоверными признаками эндокардита являются изменчивость уже существующих шумов и особенно возникновение новых при неменяющихся (тем более — при нормальных) границах сердца. Легкие и довольно быстро исчезающие диастолические шумы, выслушиваемые иногда в начале ревматической атаки на проекции митрального клапана или сосудах, отчасти также могут быть связаны с эндокардитом. Появление мягкого протодиастолического шума на аорте является особенно важным признаком эндокардита (створок клапана аорты). При глубоком эндокардите (вальвулит) створок митрального или аортального клапанов у некоторых больных на эхокардиограмме обнаруживаются утолщение створок, их "лохматость", множественные эхосигналы от них.

В тех случаях, когда эндокардит является единственным или по крайней мере основным признаком P., у больных длительное время сохраняются хорошее общее самочувствие и трудоспособность (это группа больных с так называемым амбулаторным течением P.). Только гемодинамические расстройства в связи с незаметно сформировавшимся пороком сердца заставляют таких больных впервые обратиться к врачу.

Перикардит В клинической картине Р. в настоящее время встречается редко. Сухой перикардит Проявляется постоянными болями в области сердца и шумом трения перикарда, выслушивающимся чаще вдоль левого края грудины. Интенсивность шума различна, обычно он определяется в обеих фазах сердечного цикла. На ЭКГ очень характерно смещение интервала SТ Вверх во всех отведениях в начале заболевания. В дальнейшем эти интервалы постепенно возвращаются к изоэлектрической линии, одновременно образуются двухфазные или отрицательные зубцы Г. Иногда электрокардиографические данные не показательны. Сухой перикардит сам по себе не вызывает увеличения сердца.

Экссудативный перикардит — Накопление в сердечной сумке серозно-фибринозного экссудата (по существу дальнейшая стадия развития сухого перикардита). Часто первым признаком появления выпота бывает исчезновение болей в связи с разъединением воспаленных листков перикарда накапливающимся экссудатом. У больных появляется одышка, усиливающаяся в положении лежа. Область сердца при большом количестве экссудата несколько выбухает, межреберья сглажены, верхушечный толчок не пальпируется. Сердце значительно увеличивается и принимает характерную форму трапеции или круглого графина. Пульсация контуров при рентгеноскопии малая. Тоны и шумы кажутся очень глухими (в связи с наличием выпота). Пульс частый, малого наполнения; АД снижено. Венозное давление почти всегда повышено, отмечается набухание шейных и даже периферических вен. ЭКГ в основном такая же, как при сухом перикардите; добавочным симптомом бывает лишь заметное снижение вольтажа комплекса QRS. Существенное диагностическое значение имеет эхокардиография, бесспорно устанавливающая наличие жидкости в сердечной сумке.

Поскольку при наличии жидкости в полости перикарда ограничивается расширение сердца во время диастолы, при значительном накоплении выпота может возникать недостаточное наполнение полостей сердца в этот период — так называемая гиподиастолия. Последняя препятствует притоку крови к сердцу, что приводит к застою в малом и особенно в большом круге кровообращения. Своеобразной чертой гиподиастолической недостаточности кровообращения является развитие декомпенсации даже без существенного поражения миокарда.

Исходом ревматического перикардита часто бывают небольшие спайки между обоими листками или спайки наружного листка с окружающими тканями, что распознается лишь при тщательной рентгеноскопии (деформация контура перикарда). Гораздо реже возникает полное сращение листков сердечной сумки (слипчивый, облитерирующий перикардит, "панцирное сердце"). При сращении наружного листка перикарда с плеврой очень редко возникают плевроперикардиальные шумы, выслушиваемые у границы сердечной тупости, несколько меняющиеся при дыхании.

Обнаружение плевроперикардиальных спаек при рентгенологическом исследовании само по себе не является доказательством перенесенного перикардита в обычном его понимании. По-видимому, очень часто причиной таких спаек является ранее перенесенный плеврит (в том числе клинически латентный) любой природы.

Наличие перикардита у больных Р. часто означает поражение всех слоев сердца — Ревматический панкардит.

Среди Поражений кожи Для Р. практически патогномонична кольцевая эритема, представляющая собой розовые кольцевидные элементы, незудящие, располагающиеся преимущественно на внутренней поверхности рук, ног, на животе, шее и туловище. Она обнаруживается лишь у 1—2% больных. "Ревматические узелки" описывающиеся в старых руководствах как типичный признак P., в настоящее время у взрослых не встречаются. Узловая эритема, геморрагии, крапивница совершенно нехарактерны для Р. как такового.

Поражения легких. Ревматические пневмонии наблюдаются крайне редко и обычно возникают на фоне уже развившегося заболевания. Их симптомы в основном такие же, как и банальных воспалений легких. По существу отличительными признаками ревматических пневмоний являются их резистентность к лечению антибиотиками и хороший эффект противоревматических средств (без антибактериальных). Лишь при этом условии диагноз может считаться обоснованным. Многие современные авторы сомневаются в самом факте существования ревматических пневмоний.

Ревматический плеврит По своим проявлениям также не специфичен. Его диагностика облегчается при сочетании с другими признаками Р. Он чаще бывает двусторонним и характеризуется хорошей обратимостью. Экссудат при ревматическом плеврите серозно-фибринозный и всегда стерильный. Проба Ривальты положительная. В начале болезни в экссудате преобладают нейтрофилы, позже — лимфоциты; возможна также примесь эритроцитов, эндотелиальных клеток и эозинофилов. Первым, а тем более единственным, признаком Р. плеврит не бывает. Следует иметь в виду, что при недостаточности кровообращения у больных с пороками сердца застойные изменения в легких и гидроторакс могут легко симулировать "ревматические" пневмонию и плеврит.

У части больных плеврит является одним из компонентов поражения нескольких или всех серозных оболочек — ревматического полисерозита; чаще всего комбинируются плеврит, перикардит и полиартрит.

Полисерозит — показатель очень активного ревматизма.

Поражения почек. В острой фазе Р. иногда обнаруживаются незначительно выраженные протеинурия и гематурия (следствие повышенной проницаемости почечных клубочков). Достоверных доказательств существования истинно ревматического нефрита нет.

Поражения органов пищеварения Редки. Гастриты и тем более изъязвления желудка и кишечника обычнобывают следствием длительного применения лекарств, особенно стероидных гормонов.

У детей, больных P., иногда возникают сильные боли в животе, связанные с быстро обратимым аллергическим перитонитом. Боли могут быть очень резкими и, сочетаясь с положительным симптомом Щеткина—Блюмберга, заставляют думать об остром хирургическом заболевании брюшной полости. Отличительные признаки ревматического перитонита: разлитой характер болей, их сочетание с другими признаками Р. (или указания на эту болезнь в анамнезе), очень быстрый эффект противоревматической терапии; нередко боли через короткий срок исчезают самостоятельно.

У отдельных больных Р. с высокой активностью процесса наблюдается увеличение печени в сочетании с ее слабой болезненностью (без недостаточности кровообращения). Причиной этого бывает интерстициальный гепатит.

Изменения нервной системы и органов чувств. Малая хорея, наиболее типичная из всех "нервных форм"

Ревматизма, встречается преимущественно у детей, особенно у девочек. Она проявляется сочетанием эмоциональной лабильности с мышечной гипотонией и насильственными вычурными движениями туловища, конечностей и мимической мускулатуры. Малая хорея может протекать с рецидивами; однако к 17—18 годам она почти всегда заканчивается. Особенностями этой формы являются сравнительно небольшое поражение сердца и незначительно выраженные лабораторные показатели активности ревматизма (в том числе часто нормальная СОЭ).

Острые ревматические поражения ЦНС, протекающие по типу энцефалита или менингита, чрезвычайно редки. Они бывают только проявлением генерализованного ревматического васкулита, почти не встречающегося в настоящее время, и всегда сочетаются с другими признаками Р. Многочисленные сообщения невропатологов об изолированно существующих "ревматических цереброваскулитах" не могут считаться достоверными. Наиболее вероятно, что в этих случаях имела место самостоятельная инфекционная патология (менингит в связи с гриппом и т. п.). Аналогичным образом нередко с Р. ошибочно связывают и остаточные явления нейроинфекций, в том числе упорные головные боли и даже эпилептиформные припадки.

"Ревматических психозов" не существует (вопреки прежним описаниям в психиатрической литературе).

Развитие собственно ревматических плекситов, радикулитов и невритов достоверно не доказано.

В начале болезни нередки такие вегетативные синдромы, как потливость, лабильность пульса, быстрый красный дермографизм, асимметрия показателей АД.

ЛАБОРАТОРныЕ данные. Нейтрофильный лейкоцитоз, достигающий 12—15·109/л, встречается лишь у больных с максимальной активностью процесса. При этом обычно имеется сдвиг лейкограммы влево вследствие увеличения палочкоядерных форм, значительно реже в связи с появлением метамиелоцитов и миелоцитов. В большинстве случаев число лейкоцитов и лейкограмма не имеют существенного значения.

Анемия (гипо - или нормохромная) развивается в основном при хронических (затяжных и непрерывно рецидивирующих) формах Р. Число тромбоцитов в острый период болезни увеличивается, но впоследствии уменьшается, а у отдельных пациентов с хроническим течением болезни бывает субнормальным.

У большинства больных Р. отмечается повышение СОЭ, достигающее максимальных цифр (50—60 мм/ч) при полиартритах и полисерозитах.

Заслуживают внимания сдвиги иммунологических показателей: нарастание титров противострептококковых антител — антистрептогиалуронидазы и антистрептокиназы более 1:300, антистрептолизина более 1:250; повышение уровня этих антител отражает реакцию организма на воздействие стрептококков и поэтому часто возникает после любых стрептококковых инфекций (как и обнаружение в крови или моче стрептококковых антигенов). В связи с этим диагностическое значение содержания противострептококковых антител в сыворотке крови более весомо при отсутствии очагов хронической инфекции, а также при очень высоких титрах этих показателей (1:1000 и выше) и нарастании содержания всех указанных антител.

Высота титров противострептококковых антител и их динамика не отражают степень активности Р. Кроме того, у многих больных хроническими формами Р. признаков участия стрептококковой инфекции вообще не наблюдается.

Все известные биохимические показатели активности ревматического процесса неспецифичны и непригодны для нозологической диагностики. Лишь в тех случаях, когда диагноз Р. обоснован клинико - инструментальными данными, комплекс этих показателей оказывается очень полезным для суждения о степени активности болезни (но не о наличии ее). К ним относятся повышение содержания фибриногена в плазме крови выше 4 г/л, нарастание уровня α2-глобулинов выше 10 %, γ-глобулинов — выше 20%, гексоз — выше 1,25 г/л, церулоплазмина — более 0,25 г/л, серомукоида — выше 0,20 г/л, появление в крови С-реактивного белка. В большинстве случаев биохимические показатели активности параллельны величинам СОЭ, которая остается основным лабораторным признаком активности P., в том числе и ее динамики.

Классификация Р. и особенности его течения. В соответствии с современной классификацией необходимо выделять прежде всего фазу Р — неактивную или активную. Активность болезни может быть минимальной (I степень), средней (II степень) и максимальной (III степень). Для суждения об активности имеют значение выраженность клинических проявлений и изменения лабораторных показателей. Классификация Р. проводится также с учетом локализации активного процесса (кардит, артрит, хорея и т. д.), характера резидуальных явлений (миокардиосклероз и др.), состояния кровообращения и течения болезни. Выделяется острое течение P., подострое, затяжное, непрерывно рецидивирующее и латентное (клинически бессимптомное). Выделение "латентного" течения оправдано только для ретроспективной характеристики P.: латентное формирование порока сердца, морфологическое обнаружение признаков активности процесса без клинических симптомов и т. п.

Диагноз. Специфических методов диагностики Р. не существует. В то же время при развернутой клинической картине болезни постановка диагноза сравнительно несложна. Трудности в диагностике Р. возникают, как правило, в начале заболевания, когда появляются какие-либо яркие клинические признаки (кардита или полиартрита). В Международной системе диагностики Р. наиболее принято использование критериев Джонса. В соответствии с этой системой выделяются большие диагностические критерии Р. — кардит, полиартрит, хорея, кольцевая эритема, ревматические узелки и малые — лихорадка (не менее 38°С), артралгии, перенесенный в прошлом Р. или наличие ревматического порока сердца, повышенная СОЭ или положительная реакция на С-реактивный белок, удлиненный интервал Р—Q На ЭКГ. Диагноз Р. считается достоверным, если у пациента имеются два больших критерия и один малый либо один большой и два малых, но лишь в том случае, если одновременно с указанными клиническими проявлениями существует одно из следующих доказательств предшествующей стрептококковой инфекции: недавно перенесенная скарлатина (стрептококковое заболевание); высевание стрептококка группы А со слизистой оболочки глотки; повышенный титр антистрептолизина-О или других стрептококковых антител.

Эти критерии представляются весьма жесткими, но они тем не менее служат серьезной гарантией объективно обоснованного диагноза и необходимым препятствием для чрезвычайно распространенной гипердиагностики P., которая до последнего времени вызывается субъективной переоценкой отдельных неспецифических симптомов (артралгии, субфебрилитет, боли в области сердца и т. д.).

При использовании "больших" критериев Джонса диагноз кардита как такового в свою очередь требует наличия объективных признаков. К последним относятся: одышка, расширение границ сердца, появление четкого мягкого систолического шума на верхушке или проекции митрального клапана, нежного мезодиастолического шума в этой же области или протодиастолического шума на аорте, шум трения перикарда, динамичные и обычно умеренные изменения ЭКГ, в частности атриовентрикулярная блокада I степени. Значительное приглушение тонов сердца выраженные кардиалгии и нарушения ритма (в частности, пароксизмальная тахикардия) для Р. нехарактерны.

Субъективные расстройства и анамнестические указания (наличие артрита, ревмокардита и т. п.), не подтвержденные документально, не могут служить основанием для диагноза Р. В частности, не имеют существенного значения такие признаки, как боли в области сердца и сердцебиение при отсутствии объективной кардиальной патологии, боли в суставах в связи с колебаниями погоды, изолированное появление узловатой эритемы или других нестойких кожных сыпей.

Отсутствие порока сердца при указаниях на многочисленные "атаки ревматизма" в прошлом (особенно в детском возрасте) обычно позволяет отвергнуть диагноз этого заболевания.

Сочетание повышенной температуры тела с нормальной СОЭ практически исключает диагноз Р.

Необходимо иметь в виду также, что больным ревматизмом совершенно несвойственны "уход в болезнь", невротизация и стремление подробно и красочно описывать свои ощущения, напротив, они стараются избежать госпитализации и амбулаторно лечатся нерегулярно (кроме больных с тяжелыми пороками сердца).

Весьма существенна для распознавания Р. эволюция болезни: быстрая обратимость симптомов поражения суставов и кожи и большая стойкость сердечных изменений.

Дифференциально-диагностические отличия Р. от клинически сходных заболеваний. Ревматоидный артрит, Начинающийся в молодом возрасте с мигрирующего полиартрита крупных суставов, может на первом этапе болезни представлять определенные трудности для дифференцирования с P., особенно в тех случаях когда имеется сопутствующий ревматоидный перикардит или плеврит. Для правильного ориентирования при постановке диагноза следует иметь в виду, что при ревматоидном артрите в отличие от Р. даже при преобладающем воспалении крупных суставов часто бывают более или менее выраженные признаки вовлечения в процесс суставов кистей, стоп и шейного отдела позвоночника, тенденция к хронизации процесса, утренняя скованность. Увеличение лимфатических узлов или селезенки более характерно для ревматоидного артрита, а признаки поражения миокарда и особенно эндокарда свидетельствуют о наличии Р.

У больных Р. применение диклофенака-натрия (вольтарен) или индометацина приводит к гораздо более быстрому и выраженному улучшению, чем у больных ревматоидным артритом. Характерна эволюция ревматоидного артрита: на первое место выступает хронический суставной синдром, довольно скоро могут развиться атрофия мышц и контрактуры пораженных суставов. Повышение СОЭ отличается особой стойкостью, титры противострептококковых антител чаще нормальны или снижены. Во многих случаях обнаруживается ревматоидный фактор. Рентгенологические признаки (остеопороз и др.) развиваются позже.

Ювенильный ревматоидный артрит С системными проявлениями нередко бывает весьма сложно отличить от острого P., поскольку при этих заболеваниях бывают мигрирующий артрит крупных суставов лихорадка признаки поражения сердца (в том числе перикардит), боли в животе, повышение титров антистрептолизина. Однако нужно иметь в виду, что Р. в отличие от ювенильного ревматоидного артрита не свойственны начало болезни в возрасте до 4 лет, боли в шейном отделе позвоночника, генерализованная лимфаденопатия, иридоциклит, длительность артрита более 2 нед, устойчивость к активной противовоспалительной терапии.

Острый обратимый полиартрит Сравнительно часто встречается при остром лейкозе, причем может возникнуть до появления изменений периферической крови.

Очень остро протекает также Гонококковый полиартрит, При котором бактериологическое исследование крови и синовиальной жидкости часто дает отрицательные результаты. Дифференциально-диагностическое значение в подобных случаях имеет быстрая и очень высокая эффективность пенициллина без одновременного назначения других средств.

Необходимо помнить о Полиартрите при вирусных инфекциях. Так, при Гепатите В правильно ориентироваться в постановке диагноза до развития желтухи позволяют увеличение и чувствительность печени, лабораторные показатели нарушения ее функции (в частности, повышение уровня трансаминаз), обнаружение в крови австралийского антигена; при Краснухе Типичны кожная сыпь и увеличение затылочных лимфатических узлов.

У больного с ревматическим пороком сердца развитие полиартрита и лихорадки не всегда означает рецидив Р. В подобных случаях следует также исключить возможность инфекционного эндокардита.

Постинфекционный миокардит В отличие от Р. развивается в разгар инфекции (ангина, грипп, тиф и др.) быстро достигает максимальной выраженности; прогрессирование и признаки поражения клапанов ему несвойственны.

Аллергический (инфекционно-аллергический) миокардит. Развивается в отличие от Р. чаще после 25—30 лет; латентный период после инфекции короче. Наиболее характерны упорные кардиалгии, глухость тонов (особенно I), разнообразная и нередко быстро меняющаяся электрокардиографическая патология (в частности, блокады, экстрасистолия, резкие изменения конечной части желудочкового комплекса встречаются чаще по сравнению с P.). Пороки сердца никогда не образуются. Особенностью аллергического миокардита является частая диссоциация между отчетливыми сердечными изменениями и невысокими или чаще нормальными лабораторными показателями воспаления (СОЭ, содержание в крови α2-глобулинов, фибриногена и др.) и отсутствие сопутствующих артритов.

Тонзиллогенная функциональная кардиопатия (тонзиллокардиальный синдром). В отличие от Р. в этих случаях никогда не бывает достоверных признаков клапанного порока сердца, отчетливых изменений миокарда, выраженных электрокардиографических изменений: нормальные пробы, указывающие на тканевой распад или воспаление, содержание в крови фибриногена, α2-глобулинов и т. д. После консервативного лечения тонзиллита и особенно после тонзиллэктомии состояние большинства больных заметно и быстро улучшается; у отдельных пациентов, однако, наблюдаются прежние невротические жалобы.

При Неврозах сердца Наблюдаются эмоциональная окрашенность жалоб, их многообразие и неадекватность отсутствию объективной сердечной патологии. Наиболее часты жалобы на постоянные боли в области сердца, совершенно нехарактерные для Р. Как и при тонзиллогенной функциональной кардиопатии, могут отмечаться вегетативные нарушения: тахикардия, экстрасистолы (обычно наджелудочковые), снимаемые при назначении мягких седативных средств (валериана, боярышник) либо небольших доз β-адреноблокаторов или изоптина.

Необходимость дифференциального диагноза с Тиреотоксикозом Возникает редко. В сомнительных случаях необходимо использовать определение основного обмена, поглощение щитовидной железой радиоактивного йода и особенно определение содержания в крови истинных гормонов щитовидной железы Т3 и Т4.

Прогноз. Непосредственная угроза жизни при Р. наблюдается крайне редко, почти исключительно при диффузных миокардитах в детском возрасте.

В основном прогноз определяется состоянием сердца (наличие и тяжесть порока, степень миокардиосклероза). Одним из главных прогностических критериев является степень обратимости симптомов ревмокардита. Непрерывно рецидивирующие ревмокардиты в этом отношении наиболее неблагоприятны. Весьма важны сроки начала терапии, так как при поздно начатом лечении вероятность образования пороков увеличивается. Большое значение при этом имеет и возраст: у детей Р. протекает тяжелее и чаще приводит к стойким изменениям клапанов. В то же время при первичном заболевании в возрасте старше 25 лет процесс течет благоприятно, а порок сердца обычно не образуется.

Для суждения о прогнозе определенное значение имеют клинические особенности течения первой атаки в каждом конкретном случае, так как замечено, что последующие рецидивы часто характеризуются теми же особенностями. Следовательно, если первичный Р. протекал без явных признаков ревмокардита или последние оказались полностью обратимыми, то имеются основания полагать, что будущие рецидивы также не приведут к формированию клапанного порока.

Необходимо иметь в виду, что у таких больных образование пороков сердца, как правило, происходит в течение ограниченного времени (обычно до 3 лет). Если со времени установления диагноза конкретных клапанных поражений прошло более 3 лет, то вероятность формирования нового порока невелика, несмотря на сохраняющуюся активность Р.

Лечение. В первые 7—10 дней больной при легком течении болезни должен соблюдать полупостельный режим. При выраженной тяжести в первый период лечения назначают строгий постельный режим (15—20 .дней). Критерием расширения двигательного режима являются темпы наступления клинического улучшения, нормализации СОЭ и других лабораторных показателей. Ко времени выписки (обычно через 40—50 дней после поступления) больного следует перевести на свободный режим, близкий к санаторному.

В диете рекомендуется ограничивать поваренную соль и отчасти углеводы (приблизительно до 300 г в день). Количество белка целесообразно увеличить (до 2 г на 1кг массы тела), поскольку белковые продукты определенно повышают стойкость к заболеванию P., в том числе к его рецидивам. Очень важно включать в диету фрукты и овощи в связи с содержанием в них аскорбиновой кислоты, витамина Р и калия.

До последнего времени большинство ревматологов считают основой лечения больных активным Р. раннее сочетанное применение преднизолона в постепенно уменьшающихся дозах и ацетилсалициловой кислоты. Начальная суточная доза преднизолона составляет обычно 20—25 мг, курсовые дозы — обычно около 500—600 мг. Синдрома отмены кортикостероидных препаратов при Р. практически не бывает, в связи с чем при необходимости (внезапное развитие осложнений) даже высокую их дозу у больного Р можно резко уменьшить или отменить.

Лечебный эффект глюкокортикоидов при Р. тем значительнее, чем выше активность процесса. Поэтому больным с особенно высокой активностью Р. (панкардит, полисерозит и т. п.) начальную дозу преднизолона увеличивают до 40—50 мг или более.

В последние годы, однако, были установлены факты, ставящие под сомнение целесообразность сочетания преднизолона с ацетилсалициловой кислотой. Прежде всего оказалось, что их комбинированное применение в некоторых отношениях неблагоприятно. Так, происходит суммирование отрицательного влияния препаратов на слизистую оболочку желудка; назначение преднизолона способствует заметному снижению концентрации ацетилсалициловой кислоты в крови.

Лучший непосредственный результат кортикостероидной терапии достигается при остром и подостром течении Р. В первые 1—3 дня у больных нормализуется температура тела, исчезает полиартрит, общее состояние резко улучшается, повышается аппетит. Быстро происходит также процесс обратного развития ревматических поражений серозных оболочек и кожи. У большинства больных в первые 2—4 нед лечения наблюдается нормализация основных лабораторных показателей активности процесса. Повышенное содержание у-глобулинов, а также противострептококковых антител в плазме крови определяется дольше. Основное преимущество этой терапии — ее положительное влияние при признаках кардита и особенно при перикардите и диффузном миокардите. Ряд авторов подчеркивают ее благотворное влияние и при ревматическом эндокардите, ссылаясь на более редкое возникновение при этом пороков сердца (однако такой вывод требует дополнительных доказательств).

В связи с введением в практику новых нестероидных противовоспалительных препаратов — диклофенака- натрия (ортофен, вольтарен) и индометацина, значительно превосходящих по своей эффективности ацетилсалициловую кислоту и лучше переносимых больными, значение кортикостероидов в терапии Р. должно быть пересмотрено. Изолированное назначение диклофенака-натрия или индометацина в полных дозах (150 мг в сутки) приводит к столь же выраженным ближайшим и отдаленным результатам лечения острого Р. у взрослых, как и применение преднизолона. В то же время переносимость этих нестероидных средств, особенно диклофенака-натрия, оказалась значительно лучше. Наблюдается также быстрая положительная динамика внесуставных проявлений P., в том числе и ревмокардита. Однако остается открытым вопрос об эффективности диклофенака-натрия и индометацина при наиболее тяжелых формах кардита (при наличии одышки в покое, кардиомегалии, экссудативного перикардита и недостаточности кровообращения), которые у взрослых практически не встречаются. Поэтому пока при подобных формах болезни (прежде всего у детей) средством выбора являются кортикостероиды в достаточно больших дозах.

При лечении больного с хореей следует иметь в виду, что антиревматические препараты не влияют непосредственно на проявления хореи. В подобных случаях к проводимой терапии рекомендуется присоединять люминал или транквилизаторы типа аминазина или (особенно) седуксена. Для ведения пациентов с хореей особое значение имеют спокойная обстановка, доброжелательное отношение окружающих, внушение больному уверенности в полном выздоровлении. В необходимых случаях требуется принять меры, предупреждающие самоповреждение пациента в результате насильственных движений.

При первой или повторных атаках острого Р. большинство авторов рекомендуют лечение пенициллином в течение 7—10 дней (для уничтожения вероятного возбудителя — b-гемолитического стрептококка группы А, который к началу клинических проявлений болезни может находиться в организме в активном состоянии). В то же время необходимо помнить, что пенициллин не оказывает лечебного действия на собственно ревматический процесс, поэтому длительное и не строго обоснованное применение пенициллина или других антибиотиков при Р. нерационально.

К традиционным, хотя и не вполне обоснованным, назначениям относится также длительный прием больших доз аскорбиновой кислоты.

Радикальная санация очагов хронической инфекции проводится после стихания активности Р. Обычно речь идет о тонзиллэктомии, которую осуществляют на фоне продолжающегося антиревматического лечения; салицилаты на этот период следует заменить (индометацином или амидопирином), чтобы устранить риск повышенной кровоточивости во время удаления миндалин. За 3 дня до тонзиллэктомии назначают пенициллин (1 500 000—2 000 000 ЕД в сутки), который отменяют лишь через 7—10 дней после операции.

У больных с затяжным и непрерывно рецидивирующим течением Р. рассмотренные методы лечения, как правило, гораздо менее эффективны. Лучшим методом терапии в таких случаях является длительный (год и более) прием Хинолиновых препаратов (см.): хлорохина (хингамин, делагил) по 0,25 г в сутки или плаквенила по 0,2 г в сутки под регулярным врачебным контролем. Эффект от применения этих средств проявляется не ранее чем через 3—6 нед, достигает максимума через 6 мес непрерывного приема. С помощью хинолиновых препаратов удается преодолеть активность ревматического процесса у 70—75% пациентов с наиболее торпидными и резистентными формами заболевания. При особенно длительном назначении данных лекарств (более года) их доза может быть уменьшена на 50%, А в летние месяцы возможны перерывы в лечении. Делагил и плаквенил можно применять в комбинации с любыми антиревматическими лекарствами.

При P., сопровождающемся развитием недостаточности кровообращения, назначают сердечные гликозиды. У больных с выраженным ревмокардитом они дают эффект только при одновременном применении противоревматических средств. Если недостаточность кровообращения развивается в связи с активным ревмокардитом, то в лечебный комплекс можно включать и стероидные гормоны, не вызывающие значительной задержки жидкости, т. е. преднизолон, метилпреднизолон или триамцинолон. Дексаметазон не показан. Одновременно строго ограничивают потребление жидкости (до 800 мл в сутки) и поваренной соли. При необходимости назначают мочегонные средства (фуросемид, гипотиазид, урегит) и антагонисты альдостерона (верошпирон, птерофен). Недостаточность кровообращения при Р. отнюдь не всегда вызвана активным воспалительным процессом в сердце. У большинства больных сердечная недостаточность — результат прогрессирующей миокардиодистрофии в связи с пороком сердца; удельный вес ревмокардита, если его бесспорные клинико-инструментальные и лабораторные признаки отсутствуют, при этом незначителен. Поэтому у больных с пороками сердца в случаях тяжелых стадий недостаточности кровообращения можно получить вполне удовлетворительный эффект с помощью только сердечных гликозидов и мочегонных средств. Назначение интенсивной антиревматической терапии (особенно кортикостероидов) без явных признаков активного Р. может в подобных случаях усугубить дистрофию миокарда. Для ее уменьшения рекомендуют назначать поливитаминные препараты (типа ундевита), кокарбоксилазу, оротат калия, рибоксин, анаболические стероиды. Стероидные гормоны, сердечные гликозиды и мочегонные средства способствуют выведению из организма калия, что может привести к общей слабости и некоторым изменениям миокарда: удлинению электрической систолы на ЭКГ, снижению зубца Т И появлению зубца U. Поэтому указанные средства следует сочетать с препаратами калия, в частности с панангином, либо с хлоридом или ацетатом калия.

При переходе Р. в неактивную фазу пациентов целесообразно направлять в местные санатории, однако все методы физиотерапии при этом исключают. Считается возможным даже курортное лечение больных с минимальной активностью P., правда, на фоне продолжающейся лекарственной антиревматической терапии в специализированных санаториях. Больных без пороков сердца либо с недостаточностью митрального или аортального клапана при отсутствии декомпенсации целесообразно направлять в Кисловодск или на Южный берег Крыма (Ялта), а больных с недостаточностью кровообращения 1 стадии, в том числе с нерезкими митральными стенозами, — только в Кисловодск. Противопоказано курортное лечение при выраженных признаках активности Р. (II и III степени), тяжелых комбинированных или сочетанных пороках сердца, недостаточности кровообращения II или III стадии.

Профилактика Р. Включает интенсивное лечение острых заболеваний, вызываемых стрептококком. В частности, рекомендуется лечение всех больных, страдающих частыми ангинами, пенициллином — по 500 000 ЕД 4 раза в сутки в течение 10 дней. Эти мероприятия наиболее важны и при уже развившемся Р. Если у больного в неактивной фазе Р. появились первые признаки предположительно стрептококковой инфекции, то, помимо обязательного 10-дневного курса пенициллинотерапии, он должен в течение этого же срока принимать один из нестероидных противоревматических препаратов: ацетилсалициловую кислоту по 2—3 г, индометацин по 75 мг и т. д.

В соответствии с методическими рекомендациями Министерства здравоохранения РФ больным, перенесшим первичный ревмокардит без признаков клапанного поражения, показано назначение бициллина-1 по 1 200 000 ЕД или бициллина-5 по 1 500 000 ЕД 1 раз в 4 нед в течение 3 лет. После первичного ревмокардита с формированием порока сердца и после возвратного ревмокардита бициллинопрофилактика проводится в течение 5 лет.

Семь сладостей, от которых не толстеют

сладости, похудение, фигура
До чего замечательно законсить сытный обед чайком с какой-нибудь сладенькой вкусностью.…

Любриканты увеличивают риск вагинальных инфекций

Американские ученые из Калифорнийского университета опросили и обследовали 140 женщин в…

Возрастные мужские интимные проблемы

нарушения эрекции
Множество исследований определило, что сексуальное желание по мере старения никуда не…

Злаковые могут быть вредны детям.

целиакия, глиадин
Целиакия - это непереносимость глиадина, являющейся составной частью клейковины ржи и…

Чего боятся «беременные» мужчины?

беременность, страх беременности, боязнь беременности, психология мужчин
Психологическая перестройка, происходящая с женщинами во время беременности, изучается…

Почему у женщин болит голова?

головная боль у женщин, почему болит голова, болит голова
«У меня болит голова» - эта фраза уже стала банальной, и навсегда прописалась в местном…
Вы здесь: Главная - Разделы медицины - Терапия - Ревматология - Ревматизм (болезнь Сокольского—Буйо)