Хроническое воспалительное анкилозирующее заболевание сочленений осевого скелета. К последним относятся несиновиальные сочленения между позвонками за счет межпозвоночных дисков (типа синхондрозов), синовиальные межпозвоночные (апофизеальные) суставы, реберно-позвоночные суставы и обладающие одновременно чертами синовиальных и несиновиальных сочленений крестцово-подвздошные


Суставы. В процесс нередко вовлекаются так называемые передние центральные суставы — манубриостернальное сочленение и лобковый симфиз, являющиеся хрящевыми сочленениями, а также грудино-ключичные (в основном синовиальные, но частично хрящевые). По сравнению с этими поражениями воспаление периферических синовиальных суставов бывает не столь частым и стойким, но, тем не менее, встречается у многих больных. Это относится прежде всего к крупным проксимальным суставам — тазобедренным, плечевым, коленным.

С. а. — довольно распространенное заболевание. Частота наблюдений болезни — 1—2 случая на 1000 населения, причем чаще болеют мужчины (соотношение мужчины: женщины составляет 9:1—4:1). В последние годы появились сообщения о высоком проценте субклинических форм С. а., встречающихся примерно с одинаковой частотой у обоих полов.

Этиология и патогенез С. а. Неизвестны. Данные о возможной роли инфекции (урогенной, кишечной) не вполне убедительны. Немногочисленны и пока противоречивы сведения о значении иммунных нарушений. Важным достижением последних лет явилось установление определенной генетической детерминированности С. а.

Оказалось, что около 90% пациентов с этим заболеванием имеют антиген гистосовместимости В27 (HLA- B27), встречающийся в общей популяции лишь у 5—8%. Для лиц, имеющих этот антиген, риск заболевания С. а. весьма высок.

Особенности патоморфологии. При С. а. более всего поражаются хрящ и фиброзная ткань сухожилий и межпозвонковых дисков, в меньшей степени — суставных капсул межпозвонковых суставов. Поражения хряща чаще сочетаются с воспалением прилежащих к этому хрящу надкостницы и кости. Иногда наблюдается истинный синовит (поражаются в основном крупные периферические суставы), но по своей выраженности, клиническому значению и последствиям он существенно отличается от Энтесопатий (см.), капсулитов, хондритов, периоститов и остеитов, развивающихся в суставах осевого скелета или в непосредственной близости к этим суставам (например, в связочном аппарате позвоночника).

Морфологические изменения во всех органах и тканях при С. а. начинаются с инфильтрации лимфоцитами и макрофагами, что предполагает иммунную природу воспалительного процесса при данной болезни. Следующей стадией бывает активная фибробластическая реакция с постепенным развитием фиброзной рубцовой ткани, которая обнаруживает тенденцию к кальцификации и оссификации. Эти процессы лежат в основе очень характерных для С. а. фиброзных и костных анкилозов суставов осевого скелета, гораздо реже — периферических суставов. Редко встречающийся выраженный пролиферативный синовит у отдельных больных может приводить к разрушению суставного хряща и костным эрозиям, что для большинства периферических суставов (кроме тазобедренных и плечевых) оказывается чаще исключением.

Клиническая картина. С. а. начинается в основном между 20 и 40 годами, средний возраст начала болезни — 25—27 лет. Приблизительно у 10% пациентов заболевание возникает до наступления половой зрелости. Характерно медленное развитие симптомов болезни (у 80% больных). Наиболее частые симптомы — боль и ощущение скованности в области поясницы, которые усиливаются после периодов покоя и при колебаниях погоды и ослабевают после физических упражнений, тепловых процедур. Весьма нередко эти ощущения локализуются и в грудном отделе позвоночника, усиливаясь при дыхании. Вначале боли и скованность бывают эпизодическими, но по мере прогрессирования С. а. становятся более постоянными, интенсивнее по ночам, что заставляет больного рано подниматься с постели. Иногда первыми симптомами заболевания бывают острые кратковременные боли в ягодицах и тазобедренных суставах, усиливающиеся при кашле, чиханье, тряске в транспорте и т. д. Приблизительно у 10% пациентов первым симптомом бывают невралгии седалищных нервов, отличающиеся от аналогичных болей при грыжах межпозвоночных дисков отсутствием парестезий и других признаков поражения нервных корешков, а также уменьшением болей при движении и нарастанием их после периодов покоя.

При клиническом исследовании в самой ранней стадии С. а. можно и не обнаружить явной патологии. Сравнительно ранние объективные симптомы С. а. — сглаживание поясничного лордоза и ограничение движений в поясничном отделе позвоночника. Последнее, как и ощущение скованности в позвоночнике, на первых этапах болезни связывают со спазмом паравертебральных мышц, вызванным воспалением

Межпозвоночных суставов, который часто определяется пальпаторно. Мышечный спазм в значительной степени обусловливает также болезненную пальпацию позвоночника и паравертебральных областей. На более поздних этапах болезни ригидность позвоночника усугубляется и закрепляется фиброзными и костными анкилозами межпозвоночных суставов. Как правило, боли, болезненность при пальпации и нарушение подвижности более выражены в поясничном отделе, несколько менее — в грудном и еще менее — в шейном. Ограничение движений определяется по отсутствию нормального дугообразного изгибания позвоночника и растяжения кожи над поясничным отделом при наклоне вперед. При выраженном С. а. спина представляется плоской, а позвоночник при любых движениях становится как бы единым ригидным сегментом, лишенным какой-либо гибкости. Для количественной оценки ограничения подвижности в позвоночнике применяют ряд конкретных показателей. Примером является широко используемый симптом Томайера — определение расстояния от кончиков пальцев до пола при максимальном наклоне вперед, не сгибая коленных суставов. В норме это расстояние колеблется от 0 до 5 см. Следует, однако, иметь в виду, что пациент с ограниченной подвижностью позвоночника при особенно хорошей подвижности в тазобедренных суставах может, тем не менее, достать пол (правда, поясничный отдел позвоночника при этом остается прямым, без обычной для здорового человека дуги выпуклостью вверх). Весьма популярен при этом также симптом Шобера: на позвоночнике прямо стоящего пациента делают две отметки — на уровне LV и на 10 см выше, после чего больной максимально наклоняется вперед. При таком наклоне расстояние между этими отметками в норме увеличивается на 5 см и более. Увеличение данного расстояния на меньшую величину отражает ограничение движений в поясничном отделе позвоночника. Для суждения о вовлечении в процесс шейного отдела больного ставят к стенке и просят прижаться к ней пятками и спиной. После этого ему предлагается коснуться стены затылком, не поднимая подбородка выше обычного уровня. Невозможность доставания затылком стены свидетельствует о поражении шейного отдела, причем расстояние между затылком и стеной может служить конкретным и динамичным показателем выраженности этого поражения. Уже на ранних стадиях С. а. оказывается ограниченным и болезненным боковое сгибание позвоночника, что позволяет дифференцировать заболевание от грыжи диска, которой этот симптом несвойствен. Очень характерна особая поза больных С. а., которая у отдельных пациентов может возникнуть относительно рано, но особенно типична для поздних стадий болезни Вытянутая вперед шея, высокий кифоз, сутулость (эти симптомы приводят к так называемой позе просителя), отсутствие нормального поясничного лордоза, атрофия мышц ягодиц, уплощение грудной клетки, некоторое отвисание живота, широко расставленные ноги. При далеко зашедшем С. а. человек изгибается в виде вопросительного знака. В подобных случаях поле зрения часто ограничивается небольшим пространством перед ступнями ног (обычно в связи с имеющимся на этой стадии также резким ограничением подвижности в шейном отделе позвоночника). Поэтому таким пациентам для сохранения фронтального зрения бывают необходимы призматические очки.

Сравнительно рано уменьшаются экскурсии грудной клетки, о чем свидетельствует малая разность между ее окружностью при вдохе и выдохе. В отличие от хронических легочных заболеваний при С. а. малая подвижность грудной клетки сочетается с нормальной или даже повышенной подвижностью диафрагмы, что позволяет сохранить дыхательную функцию легких в пределах нормы.

У 15% пациентов начальным проявлением болезни оказывается артрит одного или нескольких периферических суставов, обычно крупных (чаще всего коленных или голеностопных). Вообще же в течение всего заболевания С. а. периферические артриты встречаются у половины всех пациентов. Эти артриты часто оказываются нерезко выраженными и полностью обратимыми. Однако примерно у 1/4 больных они становятся хроническими, отличаясь в то же время от ревматоидных и псориатических меньшей деструкцией хряща и кости. Наиболее часто при этом поражаются так называемые корневые суставы — тазобедренные и плечевые. Варианты С. а., при которых участие данных суставов преобладает в клинической картине, называют "ризомелическими", т. е. корневыми. Кроме того, весьма часто вовлекаются в хронический процесс коленные, голеностопные, локтевые и лучезапястные суставы. Поражение мелких суставов кистей и стоп ("скандинавский" вариант С. а.) встречается не более чем у 5 % больных, при этом артриты часто бывают несимметричными. Наибольшее клиническое значение имеют поражения тазобедренных суставов, становящиеся в некоторых случаях основной причиной инвалидности. Сгибательные контрактуры этих суставов закономерно влекут за собой аналогичные контрактуры коленных суставов (чтобы удержать туловище в вертикальном положении), в связи с чем физическая активность пациента и особенно возможность ходьбы резко снижаются. Следует иметь в виду, что у 50% пациентов с С. а. периферические суставы остаются нормальными ("центральный" вариант болезни).

Важнейшим диагностическим признаком С. а. является воспаление крестцово-подвздошных суставов — сакроилеит, встречающийся практически в 100% случаев. Основным методом его распознавания служит рентгенография, но важно при этом и наличие некоторых клинических признаков. Последние основаны на вызывании боли в области крестцово-подвздошных суставов посредством следующих манипуляций: в положении больного на спине производят надавливание на передние верхние подвздошные кости как в передне-заднем направлении, так и по направлению друг к другу; в положении на животе сильно надавливают на крестец; при максимальном разгибании одного бедра производят полное сгибание второго. Однако значение этих клинических признаков весьма небольшое. Зачастую они бывают отрицательными даже у больных с рентгенологически резко выраженным сакроилеитом.

У некоторых пациентов вследствие воспаления в местах прикрепления сухожилий к костям резко выражены боли в пятках и по верхнему краю тазовых костей. Весьма часто отмечается пальпаторная болезненность костных выступов: остистых отростков позвонков, больших вертелов, бугристостей седалищных костей, гребней подвздошных костей, симфиза. При глубокой пальпации нередко оказываются болезненными реберные хрящи и грудина.

Помимо поражений суставов, иногда при С. а. оказываются характерными и иные клинические проявления. Наибольшее значение среди них имеют ириты и иридоциклиты (у 20% больных). У некоторых пациентов они бывают первым симптомом болезни, задолго предшествующим остальным признакам. Чаще ирит (иридоциклит) встречается у больных С. а. с поражением периферических суставов и обычно бывает

Односторонним. Примечательно, что при этом не обнаруживается какого-либо параллелизма с тяжестью спондилита, и ирит может развиваться в наиболее легких случаях заболевания.

Среди Сердечно-сосудистых поражений При С. а. наиболее характерна довольно редко встречающаяся изолированная недостаточность аортального клапана, вызванная воспалительными изменениями как в собственно аорте с ее последующим расширением, так и в створках клапана. Морфологически изменения напоминают сифилитический аортит. Отверстие аорты и восходящая часть ее оказываются расширенными створки клапана склерозированы, но не спаяны между собой. Возможно развитие аневризмы восходящей и верхней части нисходящей аорты. Наиболее часта сердечная патология при длительно протекающем С. а., особенно с сопутствующими периферическими артритами, лихорадкой, похуданием и анемией. Гораздо чаще по сравнению с аортальной недостаточностью встречается такой неспецифический симптом, как удлинение интервала P—Q на ЭКГ (примерно у 10% больных С. а.). Во многих случаях он не сопровождается никакими иными клиническими или инструментальными признаками кардиальной патологии. Нередко отмечаются умеренное увеличение сердца, тахикардия. Гораздо реже при С. а. наблюдаются митральные пороки (недостаточность и стеноз), перикардит, полная атриовентрикулярная блокада с приступами Эдемса—Стокса, тяжелое поражение миокарда типа кардиомиопатии. Описывались также единичные случаи выраженного системного васкулита, напоминающего узелковый периартериит.

В редких случаях наблюдаются характерные для С. а. воспалительные склерозирующие Изменения легких. Они бывают двусторонними и локализуются в области верхушек, иногда симулируя туберкулез (тем более, что их исходом могут стать выраженный фиброз и образование полостей). Полагают, что эти изменения возникают вследствие вялотекущего хронического пневмонита. Клинически они проявляются кашлем с мокротой, одышкой, кровохарканьем. Образовавшиеся полости могут вторично инфицироваться бактериальной или грибковой флорой.

Патология нервной системы При С. а. относительно редка. Позвоночник при анкилозе и остеопорозе подвержен переломам (даже после небольших травм), что может приводить к повреждениям спинного мозга с параплегией. Переломы шейного отдела наиболее часто встречаются на уровне CV—CVI. Возможны атланто- затылочные подвывихи и смещения, которые проявляются угрожающими жизни симптомами сдавления верхней части спинного мозга или ствола мозга. Первыми симптомами этих осложнений иногда бывают резкие боли в области затылочной кости, вызванные раздражением задних корешков спинномозговых нервов. В очень редких случаях наблюдаются расстройства чувствительности и движений ног, а также нарушение функции тазовых органов. Эти явления связываются с хроническим пояснично-крестцовым арахноидитом, что подтверждалось умеренным повышением содержания белка в церебро-спинальной жидкости.

При С. а. возможно развитие вторичного Амилоидоза (см.).

ЛабОРАТОРныЕ показатели. У 80% больных увеличена СОЭ, часто очень значительно (до 50 мм/ч и выше), но при С. а. она мало отражает действительную активность болезни и эффект лечения. На поздних стадиях заболевания СОЭ иногда становится стойко нормальной. Прочие лабораторные показатели воспалительного процесса (α2-глобулин, фибриноген, гексозы, серомукоид и т. п.) обычно повышены весьма умеренно, не обнаруживая параллелизма с высокой СОЭ, а у ряда больных остаются нормальными. Гипохромная анемия и лейкоцитоз встречаются редко. У части пациентов отмечается повышение уровня у-глобулинов, отдельных классов иммуноглобулинов и антистрептолизина-О.

Реакции на ревматоидный фактор отрицательные (положительные результаты встречаются столь же редко, как и в общей популяции). В синовиальной жидкости при периферическом артрите обнаруживаются неспецифические воспалительные изменения (нейтрофильный лейкоцитоз, нарастание содержания белка, низкая вязкость); рагоциты отсутствуют, содержание комплемента в норме.

Рентгенологическая картина. Самым важным и ранним признаком С. а. являются рентгенологические симптомы двустороннего сакроилеита. Отсутствие их всегда заставляет усомниться в нозологическом диагнозе. Вначале измененным может оказаться только один сустав, но уже через несколько месяцев выявляется вовлечение в процесс и второго. Первым проявлением сакроилеита бывает нечеткость костных краев образующих данный сустав, что, по-видимому, связано с местной декальцификацией: суставная щель при этом кажется более широкой. Позже возникают краевые эрозии (больше на подвздошной кости), отчего контуры суставных поверхностей выглядят неровными, "изъеденными", а щель сустава из-за одновременной деструкции хряща — суженной. Одновременно развивается периартикулярный склероз, сопровождающийся образованием новой костной ткани в области очагов деструкции. Этот процесс завершается полным анкилозом и облитерацией суставов, после чего склероз постепенно уменьшается, и на рентгенограммах таза в поздних стадиях болезни можно видеть общий выраженный остеопороз и более плотную тонкую линию на месте бывшего крестцово-подвздошного сустава ("призрак сустава").

Прочие рентгенологические признаки С. а. по сравнению с сакроилеитом отмечаются реже и обычно значительно позже, иногда через много лет. Среди них наиболее типично образование овальных костных мостиков (синдесмофитов) между прилежащими позвонками. Синдесмофиты являются результатом оссификации периферических отделов межпозвоночных дисков, а не паравертебральных связок, как полагали

Прежде. Раньше всего они появляются у границы грудного и поясничного отделов позвоночника, располагаются обычно на боковой поверхности позвоночника, реже — на передней и весьма редко — на задней. Именно распространенное образование синдесмофитов, захватывающее все отделы позвоночника, придает последнему специфический вид "бамбуковой палки".

Среди других симптомов С. а. следует отметить так называемый передний спондилит — деструктивные изменения верхних и нижних отделов передней поверхности позвонков, что приводит к устранению их вогнутых поверхностей, обнаруживаемому на рентгенограммах в боковых проекциях. Позвонки выглядят при этом квадратными, "обструганными". Изменения межпозвоночных дисков с сужением соответствующих пространств при С. а. связаны не с их дегенерацией, а с воспалительным процессом (спондилодисцитом). В некоторых случаях одновременно развивается деструкция тела прилежащего позвонка. Исходом спондилодисцита может быть кальцификация диска, а иногда и костный анкилоз смежных позвонков. Поражения межпозвоночных суставов с развитием в них анкилозов возникают поздно. Их начальной локализацией бывает поясничный отдел, позже — грудной и, наконец, — шейный. На рентгенограммах в боковых проекциях эти изменения видны не столь хорошо, как в специальных косых проекциях. Нередко отмечается оссификация связок позвоночника (особенно задней продольной и межостистых).

Изменения периферических синовиальных суставов могут напоминать таковые при ревматоидном артрите, но тенденция к развитию суставных эрозий гораздо меньше, а темпы их возникновения значительно медленнее. При дифференциальном диагнозе следует иметь в виду, что эрозии при С. а. обычно маленькие и сочетаются с краевым периоститом в виде "усиков", остеопороз мало выражен, рентгенологические изменения часто несимметричны. В то же время фиброзные и костные анкилозы (прежде всего тазобедренных и плечевых суставов) сравнительно нередки. Помимо изменений позвоночника и периферических синовиальных суставов, у больных С. а. могут обнаруживаться и иные рентгенологические признаки: эрозии, склерозирование и анкилоз лобкового симфиза, грудино-реберных и грудино-ключичных суставов, оссификация связок.— крестцовых, пояснично-подвздошных и др.; периостальные костные разрастания (в частности, на седалищной бугристости); эрозии задней поверхности пяточной кости, больших бугорков плечевых костей и больших вертелов, образование "шпор" на наружном затылочном бугре и в месте прикрепления подошвенной связки.

Диагноз. В диагностике С. а. используют следующие международные критерии:

1. Наличие боли в пояснице более 3 мес, не уменьшающейся во время отдыха.

2. Наличие боли и ощущения скованности в грудной клетке.

3. Ограничение дыхательных движений грудной клетки.

4. Ограничение движений в поясничном отделе позвоночника (во всех направлениях).

5. Ирит во время обследования или в анамнезе.

6. Рентгенологические признаки двустороннего сакроилеита.

7. Рентгенологические признаки синдесмофитоза. Для постановки диагноза требуются 4 из 5 клинических критериев либо критерий 6 (двусторонний сакроилеит) и еще один любой критерий. Для диагностики С. а., особенно на ранних этапах процесса, существенны также такие признаки, как начало заболевания между 20 и 30 годами (преимущественно у мужчин), обратимые артриты крупных суставов, боли в тазобедренных суставах, пятках и ягодицах, невралгии седалищного нерва, значительное увеличение СОЭ, не адекватное внешним скромным проявлениям воспаления. В нозологической дифференциальной диагностике следует иметь в виду практически неотличимые от С. а. воспалительные поражения позвоночника и крестцово-подвздошных суставов при псориатическом Артрите (см.) и Синдроме Рейтера (см.), которые, как и С. а., развиваются преимущественно у носителей антигена гистосовместимости В27. Иногда С. а. не дифференцируют от анкилозирующего Гиперостоза Форестье (см.), который в отличие от С. а. начинается в пожилом или старческом возрасте и протекает с гораздо менее яркой клинической картиной (умеренные боли, отсутствие периферических артритов, сакроилеита и поражения межпозвоночных суставов, нормальные лабораторные показатели).

Очень большое значение для постановки диагноза имеет описанная выше рентгенологическая картина. В сомнительных случаях может оказаться полезным скеннирование крестцово-подвздошных суставов и позвоночника с использованием радиоактивного технеция, который накапливается в очагах воспаления.

Лечение. Главным компонентом лечения служат наиболее мощные нестероидные противовоспалительные препараты, назначаемые непрерывно в течение многих месяцев, иногда практически постоянно. От курсового прерывистого метода использования этих средств следует отказаться. В первый период лечения применяют полную дозу, после достижения терапевтического эффекта она может быть снижена. Постепенная отмена препарата целесообразна только при практически полном устранении болевого синдрома, что наблюдается не столь редко. Однако при этом необходимо иметь в виду, что при первых же симптомах обострения болезни прием лекарственных средств должен быть возобновлен.

Основными препаратами являются бутадион, диклофенак и особенно индометацин. Их терапевтическое действие при С. а. настолько велико, что полное отсутствие эффекта данных средств, по мнению ряда авторов, заставляет усомниться в правильности диагноза (особенно при "центральной" форме). Наиболее часто применяют оказывающий обычно быстрый и выраженный эффект индометацин (уменьшение боли и скованности в позвоночнике и в периферических суставах, улучшение подвижности в них, увеличение экскурсий грудной клетки, улучшение общего состояния). При выраженной активности процесса и тяжелом болевом синдроме начинают с суточной дозы 150 мг и только после достижения явного клинического улучшения уменьшают ее до 100—75 мг. Дозы выше 150 мг нецелесообразны, так как они значительно чаще вызывают побочные явления. Бутадион назначают по 0,45—0,6 г в сутки. После явного клинического улучшения поддерживающая доза может составлять 0,3 г, реже 0,2 г в сутки. Весьма перспективно также применение диклофенака. Он не уступает индометацину по выраженности лечебного эффекта, но обладает гораздо лучшей переносимостью. Его начальная суточная доза составляет 150 мг, а после достижения бесспорного клинического эффекта уменьшается до 100—75 мг. Индометацин, бутадион и диклофенак в большинстве случаев С. а. оказывают быстрый лечебный эффект, проявляющийся уже в течение 1 —2 сут и в последующем нарастающий. Длительный прием этих средств позволяет у многих больных добиться состояния ремиссии и сохранить трудоспособность. Желателен прием какого-либо одного из этих препаратов, комбинация двух допускается лишь при явно недостаточном эффекте одного средства в полной дозе. При комбинации двух противовоспалительных средств доза второго лекарства (а иногда и обоих) может быть уменьшена (например, назначают 100 мг индометацина и 300 мг бутадиона).

Есть основания полагать, что настойчивое длительное применение указанных препаратов не только устраняет очевидные клинические проявления болезни, но способно затормозить прогрессирование основного патологического процесса.

Все остальные нестероидные противовоспалительные препараты (в том числе ацетилсалициловая кислота, бруфен, напроксен, сулиндак) при С. а. заметно уступают индометацину, бутадиону и диклофенаку, хотя могут оказаться эффективными в легких случаях этой болезни.

Кортикостероиды оказывают при С. а. более слабое действие, чем при других воспалительных ревматических заболеваниях. В большинстве случаев их назначение при данной болезни нецелесообразно. Использование преднизолона обосновано лишь при полной неэффективности нестероидных препаратов, причем желательно назначение небольших начальных доз (10 — 15 мг в день). Специальным показанием для назначения кортикостероидов являются такие внесуставные проявления, как воспалительные поражения глаз (ириты, иридоциклиты) и очень редко встречающиеся тяжелые лихорадочные формы болезни с системным васкулитом (при последних может возникнуть необходимость в применении более высоких суточных доз — до 30—40 мг преднизолона в день). В то же время при периферических артритах местное (внутрисуставное) применение таких кортикостероидов, как гидрокортизон и особенно кеналог, вполне обосновано и должно использоваться шире.

Большим своеобразием терапии С. а. по сравнению с таковой при ревматоидном артрите является отсутствие длительно действующих ("базисных") препаратов. Так, в настоящее время считается достаточно установленным отсутствие достоверного эффекта при С. а. препаратов золота, d-пеницилламина, левамизола и хинолиновых препаратов, столь широко используемых при ревматоидном артрите. Относительно действия иммунодепрессантов нет убедительных сведений, хотя единичные авторы сообщали о положительных результатах их применения; кроме того, эти препараты могут использоваться лишь при редко встречающихся особенно тяжелых формах болезни. В последнее время появились отдельные сообщения о целесообразности применения при С. а. сульфасалазина, что требует серьезной проверки.

Значение прочих лекарственных средств в терапии С. а. невелико. У некоторых пациентов при выраженных мышечных болях, появляющихся вследствие болезненного повышенного тонуса паравертебральных мышц, показано применение миорелаксантов, в частности скутамила-Ц (сочетание 0,15 г изопротана и 0,1 г парацетамола) по 1 таблетке 3 раза в день.

Очень важны для больных С. а. занятия ЛФК, препятствующие тугоподвижности позвоночника и периферических суставов. Комплекс физических упражнений, которые не должны вызывать слишком большой нагрузки, нужно делать несколько раз в день, чередуя с достаточным отдыхом. Такие упражнения оказываются более эффективными и менее болезненными после предварительных тепловых процедур (горячий душ, аппликации лечебных грязей или парафина и т. п.) или применения Диметилсульфоксида (см.).

С самого начала болезни необходимо предусмотреть упражнения, включающие разгибание позвоночника. Для укрепления мышц спины рекомендуется массаж. Пациент должен постоянно помнить о необходимости держать позвоночник в прямом положении. Следует избегать избыточных нагрузок на позвоночник и ситуаций, когда он длительно фиксируется в согнутом положении (например, при езде на велосипеде). Полезны спокойные прогулки и особенно плавание. Значение сероводородных и радоновых ванн, по-видимому, несколько преувеличено. Большое значение имеет положение в постели во время сна или дневного отдыха. Матрац должен быть жестким, и пациенту следует ровно лежать на спине, избегая положений, которые способствуют сгибательным контрактурам. Разрешается использование плоской подушки, однако при вовлечении в процесс верхних грудных и шейных позвонков нужно вообще обходиться без подушки.

Ортопедические мероприятия используются сравнительно редко: шинирование для предотвращения начинающихся контрактур периферических суставов, корсет при быстро прогрессирующем поражении позвоночника с развитием кифоза. При тяжелых контрактурах и анкилозах периферических суставов, прежде всего тазобедренных, применяются хирургические методы лечения, в частности артропластика. В очень редких случаях, при выраженных кифозах, проводят операции на позвоночнике (шейная или поясничная остеотомия). Эти операции у отдельных пациентов приводят к значительному улучшению, но в то же время сопряжены с большим риском (возможны спинномозговые осложнения). Хирургическое лечение может стать необходимым и при атланто-осевом подвывихе, хотя технически оно очень сложно. При тяжелых поражениях аортального клапана с его выраженной недостаточностью показано протезирование клапана.

Течение и прогноз. С. а. обычно прогрессирует медленно, постепенно вовлекая в процесс сначала крестцово-подвздошные суставы, затем поясничный, грудной и, наконец, шейный отделы позвоночника. Поражения периферических суставов часто обратимы и обычно сравнительно мало влияют на общее состояние и трудоспособность. Исключение составляют тяжелые поражения тазобедренных суставов, которые являются главной причиной инвалидности при С. а. В целом прогноз благоприятный. Пациенты хорошо адаптируются к поражению позвоночника. Более 80% больных оказываются трудоспособными даже при многолетнем течении болезни. Весьма часты очень легкие формы заболевания. Возможно развитие полных ремиссий, хотя угроза рецидива в таких случаях остается Быстрое (в течение нескольких лет) развитие анкилоза позвоночника встречается редко — менее чем у 5% заболевших. Течение С. а. у женщин и мужчин не имеет принципиальных качественных различий. В отличие от ревматоидного артрита беременность у больных С. а. не приводит к закономерному развитию ремиссии. Однако, несмотря на ригидность таза и позвоночника, беременность и роды, как правило, проходят благополучно. С. а. сам по себе не угрожает жизни. Исключение в этом отношении составляют случаи с развитием амилоидоза, переломов или смещений шейных позвонков и очень редко встречающимися серьезными поражениями сердца и легких.

Чего боятся «беременные» мужчины?

беременность, страх беременности, боязнь беременности, психология мужчин
Психологическая перестройка, происходящая с женщинами во время беременности, изучается…

Почему у женщин болит голова?

головная боль у женщин, почему болит голова, болит голова
«У меня болит голова» - эта фраза уже стала банальной, и навсегда прописалась в местном…

Любриканты увеличивают риск вагинальных инфекций

Американские ученые из Калифорнийского университета опросили и обследовали 140 женщин в…

Семь сладостей, от которых не толстеют

сладости, похудение, фигура
До чего замечательно законсить сытный обед чайком с какой-нибудь сладенькой вкусностью.…

Злаковые могут быть вредны детям.

целиакия, глиадин
Целиакия - это непереносимость глиадина, являющейся составной частью клейковины ржи и…

Возрастные мужские интимные проблемы

нарушения эрекции
Множество исследований определило, что сексуальное желание по мере старения никуда не…
Вы здесь: Главная - Разделы медицины - Терапия - Ревматология - Спондилоартрит анкилозирующий (спондилит анкилозирующий, болезнь Бехтерева)