Хроническое, прогрессирующее полисиндромное заболевание, встречающееся в 10 раз чаще у женщин, чем у мужчин, и характеризующееся генетически детерминированным развитием аутоиммунитета — наличием широкого спектра аутоантител, в том числе к нативной ДНК. Болеют СКВ преимущественно лица женского пола в возрасте 15—30 лет. СКВ относится к группе диффузных болезней соединительной ткани.

Этиология и патогенез СКВ недостаточно изучены. Предполагается сочетанное воздействие факторов внешней среды, генетических, гормональных и социальных. Возможно, что пусковым механизмом СКВ является активация вирусов (в первую очередь ретровирусов и близких к ним) в предрасположенном к болезни организме.

Значение генетических факторов подтверждается нередкой семейной агрегацией СКВ или таких системных заболеваний, как ревматоидный артрит, высокой поражаемостью монозиготных близнецов, ассоциацией с присутствием HLA-DR2 или HLA-DR3, дефицитом С4-компонента комплемента. У больных СКВ, как правило, отмечаются нарушения метаболизма эстрогенов и склонность к гиперпролактинемии, свидетельствующие наряду с преимущественной заболеваемостью женщин детородного возраста, о влиянии гормональных факторов на развитие болезни. В то же время нельзя исключить влияния факторов внешней среды: фотосенсибилизации, стрессов, нарушения питания, курения. Среди конкретных механизмов развития болезни доказано влияние иммунных нарушений в Т-клеточном репертуаре и в продукции цитокинов (лимфокинов и монокинов), которые принимают участие в активации и дифференциации В-лимфоцитов в антителопродуцирующие клетки. Последнее ведет к гиперпродукции различных антител (в том числе и аутоантител). Наиболее изучено патогенетическое значение антител к нативной ДНК (нДНК), циркулирующих комплексов нДНК — антитела к нДНК — комплемент, которые, откладываясь на базальных мембранах почек, кожи, различных органов, вызывают повреждение тканей с воспалительной реакцией. В процессе воспаления и деструкции соединительной ткани высвобождаются новые антигены, в ответ на которые формируются антитела, образуются иммунные комплексы и таким образом создается порочный круг. В пользу патогенетического значения циркулирующих иммунных комплексов свидетельствует гипокомплементемия, т. е. снижение содержания как цельного комплемента (CH50%), так и его компонентов — С3, C4, С9, C10.

Клиническая картина. СКВ наблюдается преимущественно у женщин в возрасте 20—30 лет, однако все чаще начало заболевания выявляется у подростков. Характерны постепенное развитие суставного синдрома, напоминающего ревматический артрит, недомогание и слабость (астеновегетативный синдром), повышение температуры, появление кожных высыпаний, трофических расстройств, быстрое похудание. Реже в начале болезни отмечаются высокая температура, резкая боль в суставах и припухлость их, выраженный кожный синдром. В дальнейшем СКВ приобретает рецидивирующее течение, постепенно в процесс вовлекаются различные органы и системы.

Клиническая картина Характеризуется полиморфизмом симптомов и прогрессированием; нередко бывает смертельный исход в связи с недостаточностью функции того или иного органа или присоединения вторичной инфекции.

Поражение суставов — Наиболее частый признак, наблюдавшийся у 80—90% больных обычно в виде мигрирующих артралгий или артритов, реже в виде стойкого болевого синдрома с болевыми контрактурами. Поражаются преимущественно мелкие суставы кистей, лучезапястные, голеностопные суставы, но возможно поражение и крупных суставов. Припухание сустава чаще обусловлено периартикулярным отеком, реже — синовитом. У некоторых больных может развиться деформация мелких суставов (веретенообразные пальцы), сопровождающаяся мышечными атрофиями, особенно ярко выраженными на тыльной поверхности кистей. Суставной синдром обычно сопровождается упорной миалгией, миозитом. При рентгенологическом исследовании обнаруживается эпифизарный остеопороз преимущественно в суставах кистей и лучезапястных; лишь при хроническом полиартрите и деформациях отмечаются сужение суставных щелей, главным образом в межфаланговых суставах кисти, реже в запястно-пястных и лучезапястных суставах, истончение субхондральных пластинок, мелкие узуры суставных концов костей с подвывихами. При биопсии синовиальной оболочки выявляется острый или подострый синовит с "бедной" клеточной реакцией, значительной ядерной патологией и обнаружением гематоксилиновых телец.

Кожные покровы Поражаются почти так же часто, как и суставы. Наиболее типичны эритематозные высыпания на лице в области скуловых дуг и спинки носа ("бабочка"). Повторяющие очертания "бабочки" воспалительные высыпания на носу и щеках имеют большое диагностическое значение и наблюдаются в разных вариантах, отличающихся выраженностью и стойкостью воспалительных явлений: 1) сосудистая (васкулитная) "бабочка" — нестойкое, пульсирующее, разлитое покраснение с цианотичным оттенком в средней зоне лица, усиливающееся при воздействии внешних факторов (инсоляция, ветер, холод и др.) или волнении; 2) "бабочка" типа центробежной эритемы.

Поражение серозных оболочек — Признак классической диагностической триады (дерматит, артрит, полисерозит) — наблюдается почти у 90% Больных. Особенно часто встречаются поражения плевры, перикарда, реже — брюшины, обычно в виде сухого или выпотного серозита. При этом выпоты невелики и по цитологическому составу напоминают таковые при ревматическом процессе. Клинические проявления серозитов обычные (боли, шум трения перикарда, плевры и т. д.), но ввиду редкости массивных экссудатов и тенденции к быстрому исчезновению они легко просматриваются клиницистами и могут быть ретроспективно диагностированы по плевроперикардиальным спайкам или утолщению костальной, междолевой, медиастинальной плевры при рентгенологическом исследовании. Имеется выраженная тенденция воспалительного процесса в серозных оболочках к пластическим процессам с облитерацией плевральных полостей, перикарда. Нередки ограниченные фибринозные перитониты в виде периспленита, перигепатита, обнаруживаемые обычно при аутопсии.

Поражение сердечно-сосудистой системы Весьма характерно для СКВ и наблюдается на различных этапах болезни. Обычно поражаются последовательно две или три оболочки сердца. Наиболее часто отмечаются перикардиты, имеющие отчетливую тенденцию к рецидивам и облитерации перикарда. Значительно чаще, чем это представлялось раньше, наблюдается атипичный бородавчатый эндокардит (болезнь Либмана—Сакса) с поражением митрального, трикуспидального и аортального клапанов. В миокарде отмечаются очаговые или (реже) диффузные воспалительные или дистрофические процессы. Признаки поражения сосудов при СКВ входят в характеристику поражения отдельных органов. Возможно развитие синдрома Рейно (задолго до обнаружения полной картины болезни), поражение как мелких, так и крупных артериальных и венозных стволов (эндартерииты, флебиты).

Поражения легких Могут быть связаны с основным заболеванием или со вторичной банальной, обычно пневмококковой, инфекцией. Волчаночный воспалительный процесс в легких (пневмонит) либо развивается весьма быстро, либо тянется месяцами. При остром его течении больных беспокоят тяжелая одышка, мучительный кашель, чаще сухой или с трудно отделяемой окрашенной кровью мокротой; выражен цианоз лица и конечностей. При перкуссии легких обычно не удается обнаружить каких-либо изменений. При аускультации с обеих сторон в средних и нижних отделах прослушивается большое количество необычайно звонких мелкопузырчатых хрипов или крепитация. Рентгенологически выявляются, как правило, небольшие изменения в виде усиления и деформации легочного рисунка, главным образом в связи с наличием сосудистого компонента, преимущественно в средне-нижних отделах легких; временами можно обнаружить очаговоподобные тени. Хронические интерстициальные изменения, воспаление периваскулярной, перибронхиальной и междольковой соединительной ткани с возможным вовлечением в процесс альвеолярных перегородок характеризуются медленно прогрессирующей одышкой при минимальных физикальных данных. Рентгенологически в этих условиях обнаруживаются сетчатое строение усиленного легочного рисунка, нередко — высокое стояние диафрагмы и дисковидные базальные ателектазы.

Поражение желудочно-кишечного тракта. В остром периоде СКВ все больные отмечают анорексию и диспепсические явления, неопределенные боли в животе, диарею, которые, вероятно, обусловлены не только изменениями в желудочно-кишечном тракте, но и сложными нервно-рефлекторными закономерностями.

Особого внимания заслуживает болевой абдоминальный синдром, который может быть обусловлен развитием инфаркта селезенки в связи с селезеночным васкулитом, вазомоторными мезентериальными нарушениями, геморрагическим отеком брыжейки и стенки кишечника со своеобразной рецидивирующей обструкцией тонкого кишечника у некоторых больных с сегментарным илеитом. В редких случаях возможен некротически- язвенный (в основе также сосудистый) процесс, дающий картину афтозного стоматита, эзофагита и гастроэнтероколита (иногда приводящего к перфорации язвы и бактериальному перитониту) или панкреатита. Нередко, особенно в терминальной стадии, наблюдается абдоминальный синдром с раздражением брюшины (перитонизм), обусловленный апоплексией яичников.

Поражение почек (волчаночный гломерулонефрит, люпус-нефрит) — классический иммунокомплексный нефрит, наблюдаемый в половине случаев, обычно в период генерализации процесса, на фоне выраженной аутоиммунизации; лишь изредка болезнь начинается с почечной патологии по типу нефропатии беременных или острого нефротического синдрома. Встречаются различные варианты поражения почек — изолированный мочевой синдром, нефритический и нефротический; в последние годы часто наблюдается пиелонефритический синдром, особенно у больных, леченных кортикостероидами и цитотоксическими препаратами (азатиоприн, циклофосфамид). В целом клиническая картина патологии почек соответствует общеизвестной. Мочевой синдром проявляется небольшой протеинурией (до 1 г/л), наличием скудного мочевого осадка. При нефритическом и нефротическом синдромах наблюдаются симптомы смешанного типа: гломерулонефрита или нефротического синдрома. При радиоизотопной ренографии и других методах функциональной диагностики, а также при гистоморфологическом (иммуноморфологическом) исследовании биоптата почки люпус-нефрит выявляется значительно чаще, чем при чисто клинических методах исследования. При патологии почек у больных с рецидивирующим суставным синдромом, лихорадкой и стойко увеличенной СОЭ необходимо исключить волчаночную природу нефрита. Следует помнить, что почти у каждого пятого больного с нефротическим синдромом имеется СКВ Наибольшее значение в распознавании волчаночной природы гломерулонефрита имеет биопсия почек. У больных обнаруживается характерное сочетание морфологических признаков поражения собственно клубочковой, межуточной ткани и канальцевого аппарата. Патогномонично наличие в препаратах гематоксилиновых телец и феномена "проволочной петли". При иммуноморфологическом исследовании обнаруживается фиксация иммуноглобулинов и комплемента в базальной мембране клубочков.

Поражение нервно-психической сферы Выражено в различной степени у многих больных во всех фазах заболевания. Уже в самом начале нередко можно отметить астеновегетативный синдром: слабость, быструю утомляемость, адинамию, раздражительность, подавленное настроение, головную боль или ощущение тяжести в голове, нарушение сна, повышенную потливость и т. д. В разгар заболевания наряду с другими проявлениями можно наблюдать полиневрит с болезненностью нервных стволов, снижением сухожильных рефлексов, чувствительности, парестезиями. Изредка отмечаются поперечный миелит с тазовыми расстройствами, в тяжелых случаях — менингоэнцефалополирадикулоневрит.

Обычно наблюдаются быстропреходящие изменения эмоциональной сферы психики, неустойчивое подавленное настроение или эйфория, бессонница, снижение памяти и интеллекта. Возможны бредовые состояния, галлюцинации, слуховые или зрительные, эпилептиформные припадки, нарушения суждений, критики, переоценка своих возможностей и др.

При оценке причин этих нарушений, особенно в эмоциональной сфере, нужно иметь в виду, что они могут развиваться и в связи с применением кортикостероидной терапии (так называемые стероидные психозы).

Поражение ретикулогистиоцитарной системы Характеризуется развитием полиадении (увеличение всех групп лимфатических узлов) — весьма частым и, по-видимому, ранним признаком генерализации волчаночного процесса, а также увеличением печени и селезенки.

Поражения печени При СКВ чрезвычайно разнообразны. Изредка встречаются желтушные волчаночные гепатиты, клинически напоминающие острый вирусный гепатит. У некоторых больных увеличение печени может быть обусловлено сердечной недостаточностью при тяжелом диффузном миокардите или легочном сердце. Однако значительно чаще отмечается жировая дистрофия печени, при которой наблюдаются истощение, грязно-серый оттенок кожи, красный (арибофлавинозный), как бы лакированный язык, неустойчивость деятельности кишечника и значительное изменение печеночных проб, в частности одновременное увеличение содержания в сыворотке крови α2 и γ-глобулинов.

Течение. Учитывая остроту начала болезни и степень полисиндромности начального периода, быстроту прогрессирования, реакцию на лечение глюкокортикостероидами и общую продолжительность болезни, основываясь на остроте начального периода болезни, выделяют 3 варианта течения СКВ: острое, подострое и хроническое.

При остром течении болезнь обычно развивается настолько внезапно, что пациенты могут указать день, когда она началась, лихорадка, острый полиартрит, серозит, наличие "бабочки" Общее со стояние больного резко нарушается. Уже в ближайшие 3—6 мес можно отметить выраженную полисиндромность с вовлечением почек (обычно в виде диффузного гломерулонефрита) и ЦНС (по типу менингоэнцефаломиелополирадикулоневрита). Продолжительность заболевания при остром течении 1 — 2 года, однако при постоянном поддерживающем лечении кортикостероидами срок может удлиняться до 5 лет и более, а у некоторых больных развивается стойкая клиническая ремиссия, позволяющая отменить лечение.

При подостром течении болезнь начинается исподволь, с общих симптомов, артралгий, рецидивирующих артритов, неспецифического поражения кожи. Особенно отчетлива волнообразность клинической картины, причем при каждом обострении в патологический процесс вовлекаются новые органы и системы; в конце концов развивается полисиндромность, аналогичная наблюдаемой при остром течении болезни, со значительной частотой диффузного гломерулонефрита и энцефалита.

При хроническом течении заболевание в течение длительного времени проявляется отдельными рецидивами тех или иных синдромов: рецидивирующим полиартритом и (или) полисерозитом, синдромом дискоидной волчанки, синдромом Рейно, болезнью Верльгофа или эпилептиформным синдромом. При длительном течении на 5—10-м году болезни могут присоединиться и другие органные проявления (пневмонит, нефрит и т. д.). Но и при этом течении характерна полисиндромность.

По характеру клинических, иммунологических и морфологических признаков выделяют 3 степени активности (табл. 2).

 

Таблица 2. Клиническая и лабораторная характеристика степеней активности патологического процесса при СКВ

.

Степень активности

III

II

I

Температура тела

38°С и более

Менее 38 °С

Нормальная

Похудание

Выраженное

Умеренное

-

Нарушение трофики

Поражение кожи

Эритема на лице ("бабочка")

И эритема волчаночного типа

Экссудативная эритема

Дискоидные очаги

Полиартрит

Острый, подострый

Подострый

Деформирующий артралгии

Перикардит

Выпотной

Сухой

Адгезивный

Миокардит

Полиочаговый, диффузный

Очаговый

Кардиосклероз дистрофия миокарда

Эндокардит

Поражение многих клапанов

Поражение одного (обычно

Митрального) клапана

-

Плеврит

Выпотной

Сухой

Адгезивный

Пневмонит

Острый (васкулит)

Хронический (межуточный)

Пневмофиброз

Нефрит

Нефротический синдром

Нефритический или

Мочевой синдром

Хронический

Гломерулонефрит

Нервная система

Острый

Энцефалорадикулоневрит

Энцефалоневрит

Полиневрит

Гемоглобин (г/л)

Менее 100

100-110

120 и более

СОЭ (мм/ч)

45 и более

30-40

16-20

Фибриноген (г/л)

6 и более

5

4

Альбумины, %

30-35

40-45

48-60

Глобулины, %

α2

γ

 

13-17

30-40

 

11-12

24-25

 

10-11

20-23

LE-клетки

5:1000 лейкоцитов и более

1-2:1000 лейкоцитов

Единичные или

Отсутствуют

Антинуклеарный

Фактор (титры)

1:128 и выше

1:64

1:32

Тип свечения

Краевой

Гомогенный и краевой

Гомогенный

Антитела к нДНК (титры)

Высокие

Средние

Низкие

 

Диагноз. При постановке диагноза СКВ следует учитывать клиническую картину, данные лабораторных исследований, иммуноморфологических исследований биопсийного материала почек и кожи. В клинической практике могут быть полезными диагностические критерии, разработанные Американской ревматологической ассоциацией (пересмотр 1982г.): 1) наличие эритемы на лице ("бабочка"): 2) дискоидная волчанка; 3) фотосенсибилизация; 4) язвы полости рта 5) артрит; 6) серозит; 7) поражение почек (протеинурия —0,5 г в сутки, наличие в моче цилиндров); 8) неврологические нарушения (судороги или психоз); 9) изменения крови: а) гемолитическая анемия, 6) содержание лейкоцитов — 4,0·109/л при двух или более исследованиях, в) лимфопения 1,500·109/л при двух или более исследованиях, г) тромбоцитопения 100,0·109/л; 10) иммунологические нарушения (LE-клетки, антитела к ДНК, антитела к Sm-антигену, ложно-положительная реакция Вассермана); II) антинуклеарные антитела. При наличии любых 4 критериев диагноз СКВ достоверен. Однако постановка диагноза представляет существенные трудности при своеобразных вариантах течения (сочетанные или пограничные с другими заболеваниями соединительной ткани) на ранних этапах болезни.

Лабораторные данные имеют диагностическое значение, особенно определение патогномоничного для СКВ большого числа LE-клеток и антинуклеарных антител в высоком титре.

LE-клетки — это зрелые нейтрофилы, в цитоплазме которых обнаруживаются круглые или овальные крупные включения в виде гомогенных аморфных глыбок, состоящих из деполимеризованной ДНК и окрашивающихся в пурпурный цвет. LE-клетки обычно находят у 70% больных СКВ, и это обстоятельство объясняет большое диагностическое значение этого феномена. В то же время единичные LE-клетки могут наблюдаться и при других заболеваниях.

Большое значение придается выявлению антинуклеарных реакций, особенно в высоких, "диагностических" титрах. Среди последних — антитела к нативной ДНК, дезоксирибонуклеопротеиду (комплекс ДНК-гистон), к цельным ядрам, определяемые методом иммунофлюоресценции, Sm-антигену; волчаночный антикоагулянт и антитела к кардиолипину (антифосфолипидный синдром).

При СКВ сравнительно рано изменяется содержание общего белка в плазме крови (гиперпротеинемия) и его фракций. Особенно значительно повышается содержание глобулинов, в частности γ-глобулинов. В у- глобулиновой фракции находятся волчаночный фактор, ответственный за образование LE-клеток, и другие антинуклеарные факторы.

При хроническом полиартрите, тяжелом поражении печени могут обнаруживаться положительные реакции на ревматоидный фактор (реакция Ваалера—Роузе) или по латекс-агглютинации. Информативно также исследование комплемента крови: снижение его уровня обычно коррелирует с активностью волчаночного нефрита. Почти у всех больных значительно увеличена СОЭ — до 60— 70 мм/ч.

Более чем у 50% больных наблюдается лейкопения, достигающая в ряде случаев высоких степеней (до 1,2·109/л) со сдвигом в формуле крови до промиелоцитов, миелоцитов и юных в сочетании с лимфопенией (5— 10% лимфоцитов). Весьма часто обнаруживается умеренная гипохромная анемия, обусловленная либо гипоплазией эритроцитарного ростка, либо желудочными, почечными кровотечениями, а также почечной недостаточностью. В редких случаях развивается гемолитическая анемия с желтухой, ретикулоцитозом, положительной реакцией Кумбса. Возможны умеренная тромбоцитопения и синдром Верльгофа. В последние годы достаточно часто описывается антифосфолипидный синдром при хроническом течении СКВ.

Лечение Дает лучший эффект в начальных стадиях болезни. В периоды обострения СКВ проводят стационарное лечение; больным следует обеспечить полноценное питание с достаточным количеством витаминов (особенно группы В и С).

При начальных подострых и хронических, преимущественно суставных, вариантах течения СКВ применяют длительно нестероидные противовоспалительные препараты, до стихания воспалительных явлений в суставах и нормализации температуры тела.

При хроническом течении СКВ с преимущественным поражением кожи рекомендуют длительный прием хлорохина или делагила (хингамин) по 0,25—0,5 г в день в течение 10—14 дней, а затем по 0,25 г 1 раз в день. В последние годы при лечении диффузного люпус-нефрита с успехом применяют плаквенил по 0,2 г 4—5 раз в день, увеличивая в отдельных случаях дозу до 0,4 г 3—4 раза в день (побочные явления бывают редко).

Основным средством лечения СКВ являются глюкокортикоидные препараты, назначаемые при обострении болезни, генерализации процесса, распространении последнего на серозные оболочки, нервную систему, сердце, легкие, почки и другие органы и системы. Наибольшее, значение в терапии СКВ имеет преднизолон, обладающий сравнительно мало выраженным побочным действием. Триамцинолон и дексаметазон следует назначать больным при относительной резистентности к преднизолону или при необходимости использовать особенность их действия. Например, триамцинолон показан при выраженных отеках и полным больным, поскольку обладает способностью уменьшать отеки и не вызывает характерной для преднизолона прибавки массы тела. Для длительного многомесячного и многолетнего лечения эти препараты оказались непригодными из-за развития резкой миопатии, которую вызывает триамцинолон, быстрого появления синдрома Иценко—Кушинга и артериальной гипертензии, которые возникают на фоне приема дексаметазона.

Эффективность лечения СКВ зависит от того, насколько индивидуально будут подобраны начальные подавляющие дозы кортикостероидных препаратов. Выбор препарата и его дозу определяют: 1) острота течения — наибольшие дозы при остром течении и обострении подострого течения; 2) активность патологического процесса: 40—60 мг преднизолона в сутки при III степени, 30—40 мг в сутки при II степени и 15—20 мг в сутки при 1 степени; 3) преобладающая органная патология (особенно подавляющей гормональная терапия должна быть при люпус-нефрите и поражениях нервной системы); 4) возрастная реактивность — в подростковом и климактерическом периодах быстро возникают возбудимость, бессонница и другие побочные явления. Начальная доза глюкокортикостероидов должна быть достаточной, чтобы надежно подавить активность патологического процесса. Лечение глюкокортикостероидами в максимальной дозе проводят до выраженного клинического эффекта (по данным клинико-лабораторных показателей активности). По достижении эффекта дозу гормональных препаратов медленно снижают, ориентируясь на предлагаемую схему, с целью предотвращения синдромов "отмены или снижения дозы", но соблюдая тот же. принцип индивидуализации (табл. 3).

 

Таблица 3. Примерная схема уменьшения доз преднизолона при достижении терапевтического эффекта

 

Доза

Преднизолона мг

Неделя

1-я

2-я

3-я

4-я

5-я

6-я

7-я

8-я

75

70

65

60

55

50

.

.

.

50

47,5

45

45

42,5

42,5

40

40

.

40

37,5

37,5

35

35

32,5

32,5

30

30

30

27,5

27,5

25

25

22,5

22,5

20

20*

Далее очень медленно — по 1/2 таблетки (2,5 мг) через 1—3 мес (с учетом общего состояния и лабораторных данных).

Глюкокортикостероиды назначают в комплексе с препаратами калия, витаминами, переливаниями плазмы и крови, а при необходимости с анаболическими препаратами и другими симптоматическими средствами (мочегонные, гипотензивные, АТФ, кокарбоксилаза и т. д.). При остром и подостром течении СКВ III степени активности, преобладании патологии почек (нефротический и нефритический синдромы) или ЦНС, а также при наличии признаков тяжелого волчаночного криза глюкокортикоиды с самого начала нужно давать в больших дозах (по 40-60 мг преднизона или преднизолона, 32—48 мг триамцинолона, 6—9 мг дексаметазона). Если в течение 24-48 ч состояние больного не улучшается, то дозу препарата увеличивают на 25-30%. Большие дозы кортикостероидов дают не менее 1-1,5 мес (а при люпус-нефрите - 3 мес и более), затем дозу медленно снижают по рекомендуемой схеме. При снижении дозы следует добавлять хинолиновые и другие средства. В последние годы при СКВ III степени активности, особенно при тяжелом поражении почек и ЦНС, подавляющую терапию начинают с внутривенного применения больших доз метилпреднизолона — пульстерапия (по 1 г в сутки в течение 3 дней), а затем переходят на описанную выше схему подавляющей терапии. Пульстерапия переносится больными хорошо; побочные реакции (покраснение лица, повышение АД, некоторое возбуждение) быстро проходят после окончания внутривенного вливания.

При умеренной активности СКВ (II степени) в начале подострого течения или после лечения при III степени активности дозы кортикостероидов должны быть меньше (преднизолон по 30—40 мг, триамцинолон по 24-32 мг, дексаметазон по 3-4 мг в сутки).

При минимальной активности СКВ (I степень) обычно достаточно 15-20 мг преднизолона или другого препарата в эквивалентной дозе (12—16 мг триамцинолона, 2—3 мг дексаметазона) чтобы получить положительный результат; затем дозы постепенно снижают до поддерживающих. Лечение кортикостероидными препаратами, как правило, не удается отменить полностью в связи с быстро развивающимся ухудшением состояния, поэтому важно, чтобы поддерживающая доза была минимальной, необходимой для контроля за болезненным состоянием. Поддерживающая доза кортикостероидов обычно 5—10 мг, но может быть и более высокой.

Такие побочные симптомы, как кушингоид, гирсутизм, экхимозы, стрий, акне, развиваются у многих больных, однако существенной дополнительной терапии они не требуют. Более опасны следующие осложнения: стероидная язва, обострения очаговой инфекции, нарушения минерального обмена, психозы и др. С целью предотвращения осложнений или контроля за уже развившимися осложнениями, учитывая жизненную важность продолжительной терапии, необходимо соблюдать некоторые условия. Так, для предупреждения развития пептических язв больным рекомендуется регулярное питание; необходимо исключить острые, раздражающие блюда; пища должна быть механически щадящей; желательно применять ощелачивающие средства, особенно при развившихся диспепсических явлениях, и спазмолитические средства (папаверин, но- шпа и др.). При наличии очаговой стрепто - и стафилококковой или туберкулезной инфекции в комплексное лечение нужно включать противоинфекционную терапию. При назначении антибиотиков необходим контроль чувствительности микробной флоры и переносимости препаратов больными. Если у больного обнаружен очаговый туберкулез, кортикостероидные гормоны нужно назначать в комбинации с противотуберкулезными средствами (изотиазид, стрептомицин и др.). Развившийся местный (молочница, пиелит) или общий (сепсис) кандидамикоз не является противопоказанием к продолжению терапии глюкокортикоидами при условии приема нистатина по 500 000 ЕД 3—6 раз в день или леворина по 500 000 ЕД 4—6 раз в день в течение 7 дней и более под контролем общего состояния больных, выделения в соскобах, посевах кандид, реакций агглютинации и преципитации с антигеном. При инфекционных осложнениях дозу кортикостероидных препаратов не только не следует снижать, но в связи с временным подавлением функции коры надпочечников у некоторых больных при условии надежной противоинфекционной защиты нужно даже повысить.

Для того чтобы предотвратить нарушения минерального и водного обмена (выделение калия, кальция, фосфора и задержка натрия и воды), нередко сопровождающихся отеками, необходим контроль за содержанием калия в крови. При гипокалиемии внутрь дают хлорид калия по 1— 2 г 3— 4 раза в день, предварительно растворяя его в воде, обычно до 5 г в день, или ацетат калия (15% раствор по 3—4 столовые ложки в день).

Потеря организмом кальция и фосфора обычно проявляется при СКВ диффузным остеопорозом, в связи с чем показан прием анаболических стероидов (например, неробол по 5 мг 3—4 раза в день в течение 3—4 нед и др.).

Несомненное противопоказание к продолжению лечения кортикостероидами — стероидный психоз или усиление судорожных припадков (эпилепсия). Возбуждение (бессонница, эйфория) не является показанием для прекращения лечения. Это состояние может быть купировано седативными средствами (валериана, ландыш бромиды в общепринятых дозах), резерпином (по 0,25 мг 2—3 раза в день), аминазином (по 0,025 г на ночь или в виде 2,5 % раствора по 1 мл внутримышечно).

Несмотря на высокую эффективность глюкокортикостероидов, все же наблюдаются случаи тяжелого течения СКВ, при котором изложенная выше терапия оказывается недостаточной. Таким больным назначают иммунодепрессанты (см.) алкилирующего ряда (циклофосфамид) или антиметаболиты (азатиоприн).

Показания к применению иммунодепрессантов при СКВ: 1) высокая степень активности болезни с вовлечением в процесс многих органов и систем и в. особенности почек (как при нефротическом, так и при нефритическом синдроме); почечный синдром занимает особое место в показаниях к иммунодепрессивной терапии; так, даже при отсутствии других клинических признаков активности СКВ поражение почек требует раннего, массивного и более длительного назначения иммунодепрессантов в связи с аутоиммунным генезом люпус-нефрита, выраженными сопутствующими нарушениями гуморального и клеточного иммунитета; 2) необходимость уменьшить "подавляющую" дозу кортикостероидов в связи с выраженным побочным действием (быстрая значительная прибавка массы тела, артериальная гипертензия, стероидный диабет, выраженный остеопороз, спондилопатия и др.) или из-за индивидуальных особенностей больных (конституциональное ожирение, подростковый и климактерический периоды).

В настоящее время чаще применяют циклофосфамид и азатиоприн (имуран) в дозах 1-3 мг/кг (обычно от 100 до 200 мг в день). В последние годы при проведении пульстерапии метипредом в систему добавляют однократно 1 г циклофосфана, а затем переводят больного на прием внутрь азатиоприна. При этом пациенты получают одновременно от 10 до 40 мг преднизолона в день (в случаях Диффузного гломерулонефрита с нефротическим синдромом). Курс лечения иммунодепрессантами в стационаре — 2—2,5 мес, затем дозу снижают до поддерживающей (50—100 мг в день) и лечение продолжают в амбулаторно-диспансерных условиях при регулярном наблюдении в течение многих месяцев (до 3 лет).

Наблюдения показали, что заметный эффект при применении иммунодепрессантов отмечается с 3—4-й недели лечения, что обусловливает необходимость сочетания цитотоксических иммунодепрессантов с небольшими дозами кортикостероидов, особенно при остром полиартрите, экссудативном плеврите и перикардите, когда требуется быстрое противовоспалительное действие. Сочетанная терапия позволяет достигнуть положительного эффекта при малых и средних дозах кортикостероидов.

Иммунодепрессивные средства эффективны при СКВ в 40—80% случаев, в зависимости от варианта течения болезни и сроков начала лечения. Твердо установлено, что при остром течении СКВ иммунодепрессанты следует назначать как можно раньше, не ожидая эффекта от проведенной ранее массивной кортикостероидной терапии, особенно в случаях лечения подростков и женщин в период климакса, у которых "подавляющая" массивная терапия кортикостероидами дает наиболее тяжелые осложнения: спондилопатии с переломами позвонков, асептические некрозы головок бедренных костей. На 3—4-й неделе лечения иммунодепрессантами улучшается общее состояние больного, стихают явления артрита, плеврита, перикардита, кардита и пневмонита; несколько позже (на 5—6-й неделе) снижаются СОЭ и другие показатели воспалительной активности, протеинурия; улучшается мочевой осадок, нормализуется уровень сывороточного комплемента и третьего его компонента (С3). Медленно и только у 50% больных уменьшается титр антител к ДНК и исчезают LE-клетки. Лабораторные критерии эффективности терапии отработаны еще недостаточно четко.

Стойкое улучшение (снижение активности болезни не менее чем на одну ступень, стабилизация люпус - нефрита, нормализация показателей воспалительной активности, отчетливое снижение титров антител к ДНК и исчезновение LE-клеток) наблюдается лишь после 4—6 мес терапии, а предотвратить обострение болезни удается только после многомесячного курса лечения поддерживающими дозами. Поэтому диспансерное лечение больных и наблюдение за ними при СКВ обязательно.

Четкий критерий эффективности иммунодепрессивной терапии — исчезновение кортикостероидорезистентности: возможность уменьшения дозы кортикостероидов до минимальной, позволяющей поддерживать противовоспалительный эффект, или возможность полной отмены этих препаратов.

Побочное действие иммунодепрессантов и осложнения при их применении связаны с цитотоксическим влиянием на такие активно пролиферирующие клетки, как костномозговые, желудка и кишечника, волосяных фолликулов, половых желез и др. Снижение активности иммунокомпетентной системы сопровождается угнетением иммунитета и снижением резистентности к инфекциям. Побочное действие проявляется угнетением кроветворения (лейко-, нейтропения, тромбоэритроцитопения), склонностью к вторичной инфекции, диспепсическими расстройствами и др. Препарат отменяют только при развитии бактериальной инфекции и выраженной цитопении (содержание лейкоцитов менее 2,0· 109/л, тромбоцитов — менее 100,0·109/л). При гематологических осложнениях одновременно с отменой цитостатических препаратов следует увеличить дозу кортикостероидов до 50—60 мг в сутки, а иногда и более, до восстановления исходных показателей крови. При инфекционных осложнениях проводят активную антибиотикотерапию. Другие осложнения проходят при уменьшении дозы иммунодепрессанта и назначении симптоматической терапии (даже после тотальной алопеции волосы отрастают вновь).

В комплексную терапию больных СКВ обязательно включают витамины С и группы В курсами длительностью 2—3 мес, особенно в периоды выраженной витаминной недостаточности (зима, весна), а также во время обострения болезни при необходимости увеличения доз гормонов. Назначают 6% раствор витамина B1 по 1 мл ежедневно (30—40 инъекций), 2,5% (20 инъекций) или 5% (10 инъекций), раствор витамина B6 по 1 мл через день, чередуя с витамином B12 по 200 мкг (20 инъекций). Витамин В2 (рибофлавин) дают внутрь по 0,02 г 3 раза в день в течение 1 мес, особенно при развитии арибофлавиноза (ангулярный стоматит, малиновый язык и др.).

В связи с тем что у ряда больных в течение длительного времени отмечаются боли в суставах и ограничение движений (главным образом вследствие подвывихов), при стихании активных висцеритов можно применять ЛФК и массаж под контролем общего состояния и состояния внутренних органов.

Физиотерапевтическое и курортное лечение при СКВ не рекомендуется. Часто начало болезни или ее обострения провоцируются УФ-облучением суставов, применением радоновых ванн, инсоляции.

Профилактика Направлена на предотвращение:

1) обострений и прогрессирования заболевания и

2) возникновения болезни.

Для профилактики прогрессирования СКВ проводят своевременно адекватную, рациональную комплексную терапию, так как только при раннем лечении кортикостероидами в дозах, соответствующих активности болезни, удается предотвратить поражение почек и ЦНС, что, несомненно, улучшает прогноз. Прежде всего больного необходимо убедить в целесообразности длительного непрерывного лечения и соблюдения следующих инструкций:

1) своевременно обращаться к врачу при изменении самочувствия, регулярно проходить диспансерное обследование;

2) принимать гормональные препараты в строго назначенной дозе;

3) соблюдать распорядок дня, включающий 1—2-часовой сон днем и диету с ограничением поваренной соли и углеводов, богатую белками и витаминами;

4) не загорать, не переохлаждаться;

5) избегать различных оперативных вмешательств, прививок, введения вакцин, сывороток (только пожизненно необходимым показаниям);

6) соблюдая охранительный режим, не забывать и об осторожном, чрезвычайно важном закаливании: утренняя гимнастика, обтирания теплой водой, длительные прогулки на свежем воздухе, неутомительные занятия спортом;

7) при обострении очаговой или интеркуррентной инфекции обязательны постельный режим, прием антибиотиков, десенсибилизирующая терапия. Лечение очаговой инфекции должно быть настойчивым, преимущественно консервативным. Лишь при крайней необходимости возможно хирургическое вмешательство с использованием повышенных доз глюкокортикостероидов и антибиотиков;

8) больным с поражением кожи для защиты от солнечных лучей рекомендовать смазывать лицо перед выходом на улицу кремом "Луч" или фотозащитными мазями, использовать фотозащитную пленку, пудру с салолом. При покраснении лица смазывать кожу глюкокортикостероидными мазями (преднизолоновая, дексаметазоновая).

Целесообразно рекомендовать больным вести дневник самочувствия и применяемых ими доз лекарственных препаратов. Врач в каждом конкретном случае должен ежегодно писать этапный эпикриз с подробной характеристикой состояния больного в течение года: наличие обострений, перенесенные интеркуррентные инфекции и стрессовые ситуации, трудоспособность, изменения в лечении, данные клинико - лабораторных исследований. В период гормонального лечения все пациенты должны постоянно наблюдаться врачом. При достижении полной ремиссии глюкокортикостероиды отменяют, однако больные должны находиться под наблюдением еще в течение 2—3 лет. Больным проводят противорецидивное лечение (хинолиновые и антигистаминные препараты, витамины внутримышечно и внутрь) — 1 раз в год, в осенне - весенний период.

Для первичной профилактики заболевания, как и при ревматизме, следует выделить группу "угрожаемых". Необходимо прежде всего обследовать родственников больных СКВ. При выявлении у них даже одного из следующих симптомов — стойкая лейкопения, увеличение СОЭ, гипергаммаглобулинемия, наличие антител к ДНК и др.— необходимо рекомендовать тот же охранительный режим, что и больным СКВ. Эти лица также должны избегать чрезмерной инсоляции, переохлаждения; им противопоказаны прививки, грязелечение и т. д.

Особое внимание следует уделять больным с изолированным кожным поражением (дискоидная волчанка). В этих случаях для предотвращения генерализации процесса нельзя проводить УФ-облучение, лечение препаратами золота, курортное лечение и т. д.

Прогноз При СКВ значительно улучшился в последние годы. При раннем распознавании и адекватном систематическом лечении удается добиться ремиссии у 90% больных и удлинить продолжительность жизни на многие годы. Однако у 10% пациентов, особенно с ранним люпус-нефритом, прогноз остается неблагоприятным.

Семь сладостей, от которых не толстеют

сладости, похудение, фигура
До чего замечательно законсить сытный обед чайком с какой-нибудь сладенькой вкусностью.…

Чего боятся «беременные» мужчины?

беременность, страх беременности, боязнь беременности, психология мужчин
Психологическая перестройка, происходящая с женщинами во время беременности, изучается…

Злаковые могут быть вредны детям.

целиакия, глиадин
Целиакия - это непереносимость глиадина, являющейся составной частью клейковины ржи и…

Любриканты увеличивают риск вагинальных инфекций

Американские ученые из Калифорнийского университета опросили и обследовали 140 женщин в…

Как избежать неловких моментов в постели?

При фразе «заниматься любовью» мы представляем себе романтичную картину: свечи, атласная…

Возрастные мужские интимные проблемы

нарушения эрекции
Множество исследований определило, что сексуальное желание по мере старения никуда не…
Вы здесь: Главная - Разделы медицины - Терапия - Ревматология - Волчанка красная системная